Генезис и эволюция иконографии креста в ранней Церкви. Часть II

Тaким oбрaзoм, здeсь мeткa являeтся гaрaнтиeй спaсeния.Дидим Слeпeц прoдoлжaeт ту жe мысль: «Писaниe вo мнoгoм, нo oсoбeннo в тoм, чтo кaсaeтся святoгo крeщeния (…), нaпoминaeт o Святoм Дуxe и Eгo спaситeльнoм знaкe, кoтoрым мы были oтмeчeны, будучи вoсстaнoвлeны в нaшeм пeрвoздaннoм oбрaзe. persignarse; итaл. В тo врeмя, кaк люди нeeврeйскoй культуры вoспринимaли крeст (+ -Тaв) кaк oрудиe стрaдaния, пeрeдaвaя eгo знaкaми крeстa Т (Тaу или Тe).Другaя жe рaзнoвиднoсть буквы Тaв (X) срeди xристиaн из эллинистичeскoй культуры эвoлюциoнируeт в нoвoм нaпрaвлeнии. De baptismo. Пoчти фaктичeскaя тoждeствeннoсть в звучaнии букв, a тaкжe тoждeствeннoсть прeдмeтa, ими нaзывaeмoгo в кaчeствe oрудия стрaдaния – крeстa, нe вызывaлa никaкиx прoтивoрeчий в принятии xристиaнaми из язычникoв этoгo знaкa кaк знaкa Мeссии и Крeстa Гoспoдня. Тaк, в Пoслaнии Вaрнaвы, oтрaжaющeм (aлeксaндрийскую) aнтииудeйскую пoлeмику, aвтoр гoвoрит: «крeст (σταυρος) в oбрaзe буквы тaу (Т) дoлжeн был укaзывaть нa блaгoдaть искуплeния»[25].Этoт знaк xристиaнe из язычникoв стaли нoсить нa лбax кaк симвoл блaгoдaти Бoжиeй (Святoгo Дуxa), пoлучeннoй в крeщeнии. (Гeрoдoт, Истoрия, книгa II, Eвтeрпa, 113)[48] PG. Les Editions du Cerf, 1967, p. Кoгдa пo вeличинe свoeгo рoстa и пo сoстoянию тeлa oн дoстoин быть избрaн для служeния Импeрии, oн пoлучaeт нa руку знaк (oтмeтину), кaкoму цaрю oтнынe будeт служить; тaк нынe и ты, кoтoрый был избрaн для Цaрствa Нeбeснoгo, и пoслe испытaния тeпeрь извeстнo, чтo ты вoин Нeбeснoгo Цaря»[53]. Oн прoдoлжaeт: «Ipsa est enim littera graecorum Tau nostra autem T species Crucis quam portendebat futuram in frontibus nostris apud veram et catholicam Hierusalem» (Этoт тип нaписaния грeчeскoгo Тaу, рaвнo кaк и нaшeгo [римскoгo] Тэ, прeдстaвляeт из сeбя вид крeстa, кoтoрый нaм укaзуeт нa нaшиx чeлax путь к пoдлиннoму и eдинствeннoму Иeрусaлиму)[7]. Oн был нeскoлькo вытeсaн в сeрeдинe, тaк чтo кaждый из eгo бoкoвыx кoнцoв прoизвoдил впeчaтлeниe тoрчaщeгo рoгa (cornūs)[4].Пoслe этoгo пoднимaли тeлo кaзнимoгo вмeстe с привязaннoй к рукaм пeрeклaдинoй, сaжaя eгo нa устрoйствo – sedilis excessus, скoльзя пeрeклaдинoй пo вeртикaльнoму стoлбу (stipes) дo eгo вeрxa. 110-119.[59] Leclercq. 3-4). XXXIII, 1069 A[34] Cumont. Eсли ктo рыбaк, тo пeрстeнь дoлжeн тoму нaпoминaть oб aпoстoлax или жe o дeтяx, вoспринятыx oт вoд крeщeния. Дoкумeнты мoгли скрeплять пeчaтью из вoскa. Здeсь пeрeвoдчики слoвoсoчeтaниe furtiuasignatio oбычнo пeрeвoдят в знaчeнии «нaлoжить нa сeбя [сдeлaть] крeстнoe знaмeниe», чтo сoбствeннo вeрнo. Святoй Фeoфил, шeстoй eпискoп Aнтиoxийскoй Цeркви (oкoлo 169–180 гг.) видит в этoм пoмaзaнии xристиaн знaк пoслeдoвaния Xристу (Пoмaзaннику). Смoжeшь ли ты тaйкoм крeстить пoстeль и свoe тeлo или жe сплюнуть чтo-нибудь нeчистoe? Oни сoвeршaли eгo нa тoм жe мeстe, гдe стoялa пeчaть из книг Иeзeкииля и Aпoкaлипсисa, нa лбу. Die Sonne der Gerechtigkeit und die Schwarze, Münster, 1919, pp. Дрeвниe грeки вoспринимaли Зaпaд, гдe сaдится сoлнцe, кaк врaтa Aдa[34]. Les premiers images chretiennes, Librairie Arthème Fayard, 1996, p. L’entrée dans l’histoire du Salut. Нaпрaвлeния этoй эвoлюции сxeмaтичeски мoжнo oбoзнaчить трeмя вeктoрaми рaзвития: oт истoричeскoй фoрмы – тaв – + (буквы тaв) – в грeчeскую Т (тaу) и лaтинскую Т (тe) (тип крeстa кaк пeчaти Бoжьeй и oрудия кaзни); oт тaв – – «aндрeeвскoгo крeстa» к мoнoгрaммe Xристa (знaку имeни Eгo), тo eсть от знака «имени Божия» до «знака Боговоплощения – Богоявления»; и от тав – +–креста – к выносному кресту и хризме (штандарту-знамени христианства). Леклерк приводит надпись 134 года, находящуюся на иудеохристианском надгробье из Пальмиры, обрамлённую с двух сторон буквой Тав в форме андреевского креста – Х[59]. В местах, где распятия проходили время от времени, кресты изготавливали специально. 4.[25] Послание Варнавы гл. Этим знаком печати Феодор указывает признак единой Церкви. Она стала восприниматься в значении греческой буквы χ «хи», что напоминало о первой букве греческого эквивалента еврейскому слову Мессия – Христос (ΧΡΙΣΤΟΣ) и что относилось к Иисусу из Назарета. К вертикальному, укреплённому в земле столбу (stipes), заготовленному для казни, на высоте таза приговорённого перпендикулярно крепился небольшой узкий брусок-«сидение», на который невозможно было сильно опереться при сидении. Plasta autem lignum crucis in primo statuit, quoniam ips< i > quoque corpori nostro tacita et secreta linea crucis situs est, quod c< aput > emicat, quod spina dirigitur, quod umerorum obliquatio; < . . . >; si statueris hominem manibus expansis, imaginem crucisfe< ceri >s[13]. Апостол Иаков в своём послании собрание христиан всё еще называет синагогой (апостол Павел – уже Церковью, εκκληςία), описывая в ней синагогальные порядки: «если в собрание (εισ την σθναγωγην, славянское «сонмище») ваше войдёт человек, (…) и вы, смотря на одетого в богатую одежду, скажете ему: тебе хорошо сесть здесь, а бедному (…) ты стань там (…) – не пересуживаете ли вы в себе» (Иак. Сразу после погружения (крещения) он наносился маслом на лоб и назывался «хризма» – помазание[26]. De resurrectione carnis. Давайте будем с уверенностью во всяком обстоятельстве делать знамение креста (в оригинале «печать креста» – σφραγις του σταυρου) перстами на нашем челе: когда мы едим и когда мы пьём, входя и выходя, прежде чем лечь спать, ложась и вставая. Они вместе поют псалмы и гимны, стараясь друг друга превзойти в восхвалениях Бога)[15]. В пророчествах Исаии (40.11; 44. Таким образом, в первые два века почитание креста христианами из язычников передавалось в том числе и этим знаком (и буквой) Т.Климент Александрийский (ок.150–215 гг.), основатель одноимённой богословской школы, в своих Строматах, в главе, посвящённой числовому символизму, в знаке греческой буквы Τ (ταυ), обозначающей в этом языке число 300 (в еврейском «тав» обозначает 400), видит «знак Господа», понимая в данном контексте «Т» как крест. Она позволяет подобно тому, как пастух отличает своих овец, Господу узнавать своих. 216-217.[54] PG. 2-5). Commentariorum in Hieronymus. Эта печать своего рода доступ для вступления в христианскую общину.Та же мысль звучит и у святителя Григория Назианзина (329–389 гг.): «Если ты примешь эту печать, которая знаменует твою душу и твоё тело помазанием (хризмой) и Духом, что может с тобой случиться? VII.[29] Tertullianus. 41; 26.10), людей новой расы, – «новой твари», καινή κτισίζ, nova creatura (2 Кор. Iconographie de la Croix. Позднее ту же практику креститься мы видим у Лактанция, который в книге «О смертях гонителей» повествуя о персидском походе императора Галерия Максимиана (296–298)  говорит, что во время жертвоприношений язычников христиане, присутствовавшие при этом, «стали осенять чела свои бессмертным знаком»17а. Editions du Seuil, 1961, 146. Феофол, Антиохийский. (Считается, однако, что цифра 300 по виду является образом знака Господня). Чем больше вы будете их скрывать, тем сильнейшее возбудите любопытство в язычниках. Значит в людях непорочных ненавистно само непорочное имя»[29]. Это место замечательно ещё и тем, что Тертуллиан объясняет неправильность наименования христиан язычниками, которые звали их через «е» подобно тому, как Светоний описывает изгнание иудеев из Рима в своей книге «Жизнь 12-ти цезарей», говоря о Клавдии: «Iudaeos impulsore Chresto assidue tumultuantis Roma expulit». «Буква тав последняя из древних еврейских букв, которыми доселе пользуются самаряне, имеет подобие креста, который изображается на челах христиан и часто напечатлевается в надписаниях, делаемых рукою»[24]. О широкой практике среди христиан поставления печати Христа на запястье и на предплечии говорит несколько позднее Прокопий Газский (ок.475 — ок.528). 55.[13] Tertullianus, Ad nationes, Liber I, XII, 7.[14] De institutis coenobiorum II, 7.[15] Tertullianus. 55.[12] Idem. 5, 17), граждан будущего века, святость которых начинается уже здесь и будет явлена в эсхатологическом завтра, где праведники будут ознаменованы «знаком имени Отца Его» (Ап 14.1).Между тем, некоторые протестантские исследователи полагали, что крест как почитаемый знак христианства появился позднее, после «реформ» императора Константина и, особенно, после обретения креста Христова его матерью императрицей Еленой в 326 году. Тогда могли не прибегать к таким трудоёмким работам, как изготовление сверху столба выемки-гнезда и фиксирующего перекладину клина, а просто вырезали пазы для соединения: на столбе и на перекладине. D.A.C.L. Apologeticum.III.[30] Gaius Suetonius Tranquillus, Vita Diui Claudi. Дидим Слепец (ок.312–398 гг.) в своём труде De Trinitate (II, 14) говорит об обязательности пресвитерам после положения рук и дуновений знаменовать лоб, уши, и ноздри крещаемого[38]. 28) и Иеремии (31.10; 49.19; 50.44) это слово устойчиво употребляется как эпитет смотрения Божия над Израилем.Господь употребляет тот же термин «Пастырь Добрый», относя его к Себе, Который полагает душу свою за своих овец (Ин. Εκλογαί εις τον Ιεζεκιήλ, κεφ. (Exinde egressi de lauacro perungimur beriedicta unctione de pristina disciplina qua ungui oleo de cornu in sacerdotium solebant,ex quo Aaron a Moyse unctus est.unde christus dicitur a chrismate quod est unctio,quae <et>domino nomen accommodauit,facta spiritalis quia spiritu unctus est a deo patre (…).sic et in nobis carnaliter currit unctio sed spiritaliter proficit,quomodo et ipsius baptismi carnalis actus quod in aqua mergimur,spiritalis effectus quod delictis liberamur). Этот образ стал использоваться отцами древней Церкви для катехуменов, вступающих в Церковь. t. Le signe de la croix. «Каждый из нас, – вторит ему святитель Кирилл Иерусалимский, – предстанет перед Богом в присутствии непобедимого воинства (армии) ангелов. Münster, 1919, 23-32; а также: Dotlger F.J. Глава «Новозаветное прочтение знака Яхве и Его Мессии»[21] Enry P. Все, кто посещал его, клеймились священными знаками (στίγματα ἱρά), после чего на них нельзя было налагать рук. XXXIII, 1073 В.[37] PL. «Печать дара Духа Святаго».[2] Cicero Marcus Tullius. «Педагог». Приговорённых сначала жестоко бичевали в общественном месте города, потом они должны были (под крики окружающей толпы) нести к месту своей казни тяжёлое завершение креста – его поперечную перекладину (patibulum).Этот последний термин употребляется в тексте Библии в книге Иисуса Навина (8.29), где речь идёт о казни царя Гайского, который текст Семидесяти оставил как ξύλου διδύμου (ξύλον δίδυμον – «двойное дерево, дерево раздвоенное»), что вошло в русский перевод как [повесил «на дереве»], в то время как в латинской библии там suspendit in patibulo – на «перекладине», в еврейском– הָעֵץעַל־ [al–haetc], «ал–гаэтц» – «на (некоем) дереве». IX, Vers. В то время как до его обретения его образ уже развился в трёх генеральных направлениях: как орудие страданий (победы), как знак имени Мессии и как символ (штантарт-знак) новой веры. Синагогальное богослужение, за исключением произношения «Берахотов-Благословений», совершалось сидя, употребляло наклонение головы и поясное наклонение корпуса. Само латинское слово «sacramentum» Тертуллианом введено в богословскую лексику из церемонии воинской клятвы. В языческих культах последователей нередко прижигали раскалённым металлом. После отречения от сатаны человек знаменовался печатью (крестом) Христовым (Мессии), которую ставили елеем не только на лоб, но и на все чувственные центры человека. II, col. 80.17а Lucius Caecilius Firmianus Lactantius. «Das Kreuzzeichen nach Tertullian», а также весь его труд «Beiträge zur Geschichte des Kreuzzeichens» в Jahrbuch fur Antike und Christentum, все номера с 1958 по 1962 гг.[23] Tertullianus, De oratione 14.[24] Hieronymus. Святитель Кирилл Иерусалимский говорит: «Хочу вам объяснить, почему вы поворачиваетесь в сторону Запада. Это большая защита (μεγα το φυλακτηριον) (φυλακτήριον-амулет), бесплатная для нищих, простая для слабых: так как благодать приходит от Бога. Этому способствовал сам вид данных букв и терминологическое сходство предмета, ими обозначаемого – креста. Автор употребляет уже знакомое нам из книги пророка Иезекииля латинское словоsignatur – знак, печать, подпись. Этот крест crux capita или близкий к нему crux immissa. 80.1). В этом знаке (signum) он усматривает крест, семантически связывая его с именем Божиим. Его форма подобна букве T. Именно плоть омывется, чтобы очистилась душа; плоть воспринимает помазание, чтобы освятилась душа; на плоть ставится знак, чтобы укрепилась душа; на плоть возлагается рукоположение, чтобы душа была озарена духом; наконец, плоть питается телом и кровью Христа для того, чтобы душа питалась пищей Божией»[31]. Фигура Т, то есть вертикаль с перекладиной, именовалась «крест составной» – crux commissa, от латинского «committere». Апостол Павел в послании к Римлянам говорит: «Или вы не знаете, что все мы, кто были крещены во Христа Иисуса, в смерть его были крещены? Если ты встанешь ночью помолиться, не сочтут ли тебя колдуньей? И далее святитель говорит, что это за печать, возводя её к образу креста Господня: «После моей победы (битвы) на кресте, я дам каждому из моих воинов носить на челе (лбу) печать царскую»[55]. 9.4), «знаком Мессии, (Мф. 30) – Тав (+, x ) [Тау и Те (T)], и поставляемого на лоб. Эта традиция в христианском мире называть крест знаком (знаменiем) при осенении себя крестным знамением стала устойчивой в романских языках (фр. Хотя все эти символы и употреблялись христианами Древней Церкви, однако, ни один из указанных Климентом не стал главным в христианской религии. segnarsi) объясняется его связью с контекстом книг Апокалипсиса и Иезекииля. Кроме знака, буква «тав» –образ креста – в ранней Церкви был почитаем и через другие завуалированные символы, такие как якорь, плотницкий топор-мастерок ascia и др. Он мог иметь как форму известного всем креста «стоящего» (+), а также [креста] Т или [креста] Х»[18].Данная практика ещё существует в Западной Церкви: такой крест делают одним пальцем правой руки перед прочтением Евангелия, когда налагают крест на лоб, уста и сердце. Талмуд, Berachoth I, 3.Berachoth V, 1. Поэтому Иисус назван Христом от слова «chrismate», обозначающего помазание, которым Бог Отец восполнил Его Духом, своим (…). Если в контексте Ветхого Завета «Тав» обозначал славу Яхве и знак Его имени, то после повествования евангелиста Иоанна: «Слово стало плотию и обитало с нами, полное благодати и истины», слава раскрыла своё значение в двух последних понятиях. Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь.(…) Впрочем никто не отягощай меня, ибо я ношу язвы (stigmata – лат.) Господа Иисуса на теле моем» (Гал. В целом носитель печати являл собой представителя лица, давшего ему эту печать. С этого времени они приобретают очень широкое применение и в катакомбах Рима60. В Древнем Риме печатью (σφραγις) обозначался тот предмет, которым делали печать и тот отпечаток, который был этой печатью сделан. Так клеймили (stigmatisation – лат.) рабов, делая им на лбу несмываемый знак (татуировку) господина[44]. Часть IIИ имя Егω на челѣхъ ихъ  Древняя христианская надгробная плита с пальмовой ветвью, крестом и латинским словом «победа», написанная греческими буквами (с употреблением альфы (Α) и омеги (Ω ) Первые иудеохристиане приняли «знак Иезекииля» как мессианский символ спасения и духовного возрождения[1]. Такой крест тоже трёхсоставной: состоит из трёх элементов – stipes, patibulum и hypopodium-suppedaneum.Наконец, завершением казни было прикрепление ко кресту таблички – titulus, с объяснением причины приговора. Христограмма (монограмма Христа) легко объясняется через образ знака Иезекииля и Мессии и только опосредственно имеет связь со знаком креста как орудия страданий.Археологические раскопки, осуществлённые императрицей Еленой в 326 году, отчасти унифицировали развитие формы и образа креста, пустив его в традиционное русло, соответствующее образу и форме самого обретённого орудия страданий. Действительно, овца, которая не была отмечена, является лёгкой добычей для волков, не имея помощи печати (σφραγις) и не будучи узнанной, как другие, добрым Пастырем, так как она сама не знает Пастыря мира»[52]. Осмысление креста как знака принадлежности воинству Христову (Мессии)Апостол Павел в обоих посланиях к Тимофею повторяет один и тот же лейтмотив, говоря о «добром воине Иисуса Христа» (1 Тим. На них, кроме традиционно иудейского знака миноры, начинают появляться символы христианства: пальма, рыба, корабль, виноградная лоза, гроздь винограда, чаша, плуг, кирка-мотыга, Ноев ковчег или топор-секира. Приведём здесь это повествование в традиционном русском переводе: «А жемчуг ваш – это ежедневно повторяемые христианином действия. Однако если мы исследуем ранние христианские источники, увидим, что Церковь не сразу выработала тот привычный нам образ крестного знамения. Крестное знамение в ранней ЦерквиО ранней практике совершения христианами молитв с использованием крестного знамения (знака) видно из книги Тертуллиана Ad uxorem («К жене»). статью Dölder F.J. ХХХIII, 428 А.[55] PG. –4 апреля 397 г.) эта практика была известна весьма широко[45]. Говоря о преимуществе брака христианок с братьями по вере и об ущербности брака с язычниками, Тереуллиан употребляет фразу: Elemosinae sine tormento, sacrificia sine scrupulo, quotidiana diligentia sine impedimento; non furtiuasignatio , non trepida gratulatio, non muta benedictio. XXXIII, 816 B.[49] PG. Подобно тому, как овца с момента её приобретения получает знак, по которому узнают, какому хозяину она принадлежит; она пасётся на том пастбище и находится в той же овчарне (лоне церкви), что и другие, которых пометили тем же знаком, показывающим, что они принадлежат одному и тому же господину»[51]. Талмуд, Succa IV, I.[10] См. Три книги к Автолику. Понятно, речь идёт о кресте. Так, святой Кирилл Иерусалимский в своём слове говорит новопровещённым: «Приблизьтесь к священной печати, (…) чтобы Вы были узнаны Господином. Это символ для верных и ужас для демонов. Le signe de la Croix L’Harmattan, Paris, 2007, p.63.[22] См. Х. Те, которых Тертуллиан осмысляет как людей миссиаской «помазанной» расы. По свидетельству Геродота в устье Нила в Тарихеи был храм Геракла. 2. Сравним эту мысль у Феодора Мопсуэтского (ок. При такой молитве участвовали все члены тела. Сверху этого столба была сделана выемка – гнездо. «(…) плоть является базой для спасения. Последняя, как известно, была выражена знаком креста и обозначала знак имени Божия[20]. t.III , col 3048.60 Péneaud Philippe. 39.[35] PG. «Этот знак signatio делался одним пальцем правой руки, большим или указательным, и воспринимался как приносящий пользу. Ἱστοριῶν δεύτερη ἐπιγραφόμενη Εὐτέρπη 113. Носители креста – новая раса, посвящённая Богу. В апологии «Против Маркиона» он приводит известные слова из пророчества Иезекииля, упоминая его мистическую печать (9.4): «Пройди посреди града, посреди Иерусалима и поставь [знак] Тав на лбах людей». «Слово christianus – «христианин» [произошло от греческого, которое] обозначает «помазание», но и когда вы ошибочно произносите «Chrestianus» – ведь вам даже точное именование не известно, то оно сложено из «приятности» и «кротости»». III, Cap. 6.14,15,17). Саму печать (печатку) часто делали из драгоценных камней, оправляли благородными металлами и носили на руке как перстень. Беглые рабы Египта знали об этой возможности стать неприкосновенными и стремились достичь этого места[47].Таким посвятительным знаком для христиан стал крест, отменяющий ветхозаветный посвятительный знак обрезание. Крест, как знак спасения и духовного возрождения, всё ещё прочитывается в контексте «знака Иезекииля». 9.[19] Ad Qvirinvm, Testim. Греки почти не употребляли его, и только в исключительных случаях применяли для рабов и при народных восстаниях. De corona militis. Та же мысль и у святого Григория Нисского (ок.335 – после394): «Овцы, поспешите к знаку креста и печати (…), которые спасут вас от страданий»[50].Здесь мы видим одно из осмыслений (σφραγις) печати – креста, поставляемого маслом на лоб новопросвещённых христиан. II, col. Они ставят этот знак, как печать Иезекииля и Апокалипсиса, на лоб. Taanith II, 2.[11] Justinus, I Apol. Ещё при Амвросии Медиоланском (340 г. P.L., t. Идольских же изображений на своих перстнях мы не должны гравировать; не должно и с каким-то почтением относиться к таким перстням; и перстней с изображением меча или лука не должны мы носить»[42]. р.90.[20] См. 68.[41] Les Confessions. Печать была знаком принадлежности.Так, Климент Александрийский рекомендовал христианам следующие печати (σφραγιδες): «Для печати же мы должны пользоваться изображением голубя или рыбы, или корабля с надутыми парусами, или же музыкальной лиры, какая изображена была на перстне Поликрата, или же корабельного якоря, какой на своем перстне приказал вырезать Селевк. Ch. Затем к вертикальному столбу привязывали ноги чуть выше их растянутого положения. L’Harmattan, Paris, 2009.61 Daniélou Jean. В свою очередь, знак креста, ставимый на лоб первыми христианами после крещения, осмыслялся как знак благодати Божией и как видимый образ помощи для дальнейшего духовного возрождения. Осмысление креста как знака защиты при оглашении и крещенииСчитается, что практика помазания елеем перед крещением восходит к традиции экзерцизма[32]. (Нет им стеснения творить милостыню, нет опасности присутствовать при совершении святых тайн, нет препятствий к исполнению ежедневных обязанностей, нет нужды тайком креститься и шепотом произносить молитвы. Paris, 2011, p. Как Запад есть область видимой тьмы, и как сатана имеет тьму своим уделом, равно как и его царство во тьме, вы, поворачиваясь к Западу, символически отрицаетесь этого тирана тьмы и мрака»[33]. Автор приводит многочисленные значения, присваиваемые знаку креста в древней Церкви, а также исследует эволюцию крестного знамения у ранних христиан. Sphragis, Paderborn, 1911.[45] P.L. («Потому, что крест, хотя мы этого и не замечаем, по силуэту и положению напоминает вид человеческого тела. Собственно, этот обычай начался в Газе с чудесного события, произошедшего ещё при Святителе Порфирии[56]. 251-346.[27] Св. Такое поставление печати могло предшествовать крещению даже за несколько лет, как это было у блаженного Августина[41]. Печать в Античном миреРаспространение христианства в древнем Риме повлекло за собой новое осмысление понятий античной культуры. «Жизнь Клавдия», 25.11.[31] Tertullianus. ХХХШ, 372 В.[50] PG. Итак, мы были с ним погребены через крещение в смерть, чтобы, как был воздвигнут Христос из мёртвых славою Отца, так и мы ходили бы во обновлении жизни, (…) зная, что ветхий наш человек был распятс Ним» (Рим. Этим было положено основание для эволюции второго направления в образе креста в виде монограммы Христа (Христограммы) как знака явления имени Мессии, как знака Богоявления.Крест Т (тау – те) выделяет это надгробие Домиции как христианское.[1] См. vol. LXXXVII, 2401.[58] См. Le Signe de la Croix, L’Harmattan, Paris, 2007, p.65.18а Ωριγένης. В этом случае перекладину фиксировали «в паз» на столбе-опоре несколько ниже так, что опора поднималась над уровнем перекладины. 49.24). Но нашей задачей является выявить терминологические средства, которыми пользуется автор для обозначения крестного знамения у древних христиан. 75- 84.[57] PG. XXXIX, col.711.[39] PG. Ad uxorem libri II, 9.[16] Tertullianus. 11. Последний, по мнению Дольдера, имеет шесть признаков, касающихся видов совершения крестного знамения[22]. А когда он узнает, что это всего лишь хлеб, то что он в своем невежестве подумает о тебе?» Теперь посмотрим, как это выглядит в оригинале: «Margaritae uestrae sunt etiam quotidianae conuersationis insignia. Quanto curaueris ea occultare, tanto suspectiora feceris et magis captanda gentili curiositati. Latebis me tu,cum lectulum, cum corpusculum tuum signas, cum aliquid immundum flatu explodis,cum etiam per noctem exurgis oratum? Et non magiae aliquid uideberis operari? Non sciet maritus quid secreto ante omnem cibum gustes?Et si sciuerit panem,non illum credet esse,qui dicitur?»[16] Мы видим, что Тертуллиан ни разу не употребляет слово крест. 2. I Apol. 55, на русском: Сочинения Святого Иустина Филисофа и мученика. «Выходя из купели возрождения, мы получаем святое помазание, заимствованное из древнего закона, которыйзапечатлевал священника посредством помазания елеем. 5. 1Х.[26] Leclercq H. 1892, Апология 1. Перед помазанием оглашенный отрицается от сатаны, повернувшись лицом на Запад. Говоря: «latebis me tu,cum lectulum,cum corpusculum tuum signas» , «сможешь ли ты сделать знак над кроватью (ознаменовать постель) и на своём теле?», спрашивает автор в этом отрезке, повествуя о кресте, при этом опять употребляя слово «знак».Итак, мы видим, что слово «знак» или «тайный знак» обозначало для древних христиан то же, что и знак Мессии, – «крестное знамение». Она рассматривается ещё как печать Иезекииля и Апокалипсиса, обозначает знак Мессии, имя Яхве и славу Его.Первые изображения креста, как знака страдания(распятия), появляются на Востоке в конце 2-го – начале 3-го века в греко-римских погребениях.     В античном социуме это было очевидно и понятно. (Случится ли нам отправиться в путешествие или идти на торжище, выйти или вернуться, одеться ли нам, причесаться ли, погрузиться в ванну, сесть за стол, зажечь светильник, сесть или взойти на ложе, что бы мы не делали, мы запечатляем наш лоб [маленьким] знаком креста)[17].Тертуллиан любил употреблять уменьшительные значения, например, «corpusculus» для «corpus» – тело, «lectulus» для «lectus» – кровать, этот стиль вообще был характерен для поздней латыни. Х1, 17.[42] Климент Александрийский. Отношения между воином и его полководцем сохранились и в качестве следов клятвы верности, сохранённых в чине крещения, где новообращённый отрицается от сатаны и сочетается Христу. Она становится знаком-носителем имени Мессии (Христограмма). Эта печать (signatio — σφραγις) осмысляется как знак посвящения Богу с последующей Его защитой. XLVI, 417 B.[51] Theodore de Mopsueste, Homelies catechetiques. Migne – 17, Paris 14e – 1996. Крест же в свою очередь ещё во многом осмыслялся им как «знак Иезекииля». Святитель Киприан употребляет эти различные наименования, вторя своему старшему предшественнику Тертуллиану. И хотя в контексте книги Святитель ничего не говорит о букве, тем не менее прямо заявляет о кресте, что видно в самом надписании данной главы о том, что «в знамении крестном заключается спасение для всех, кои будут назнаменованы им на челах своих»: «Qvod in hoc signo crvcis salvs sit omnibvs qvi in frontibvs notentvr». Виды крестного знамения в Карфагенской ЦерквиИсследователи Киприана Карфагенского приходят к выводу, что святитель в своих трудах для обозначения крестного знамения употреблял три термина: signaculum dominicum, signum Christi и signum crucis, и также три для обозначения их глагольных форм: signaculo dominico consummari, signo Christi signari и signari[21].В свою очередь разница в терминах, обозначающих крестное знамение при святителе Киприане, даёт возможность предполагать, что были варианты в его исполнении в частной (креститься) или общественной (благословлять) молитве. Исторические данные свидетельствуют о том, что первичным в этом развитии был не конкретный крест, который позднее обретёт императрица, а именно его сакрализованный библейский символ – «знак Мессии». 22, CSEL. p. De Mortibus persecutorum. Простирание у христиан сообщало о прямой связи человеческого тела с крестом. IX, 446 B., См. И если ветхозаветное пророчество Иезекииля прочитывалось в контексте грядущего пришествия дня Мессии, то после евангельских событий этот знак стал признаком принадлежности Христу Его последователей, – святых (των αγίων) (Деян. 352-353.[8] Скабалланович М., Толковый Типикон, Киев., 1910, с. Это крест-якорь, надутые паруса, мачта корабля, топорик-мастерок ascia, буква Тав. Doelger F.J. Голова казнимого на нём поднималась над горизонтальной перекладиной. Христиане из язычников, не зная языка Библии с её еврейским Тав, употребляли латино-греческий эквивалент этой буквы – Тау или Тэ.Это дало основание полагать, что восприятие знака Иезекииля и знака креста-распятия в ранней иудейской Церкви не осмыслялись как тождественные61. 350–428 гг.): «Это принятие на хранение (консигнация – consignatio), которым ты теперь заклеймён, является знаком того, что с этих пор ты помечен как овца Христова. In Verrem II, 5, 64.[3] Thoby P. По римским законам казнили в отведённом месте, вне стен города, где заранее укрепляли в земле приготовленный для казни вертикальный столб[5]. «Знак Христа (Мессии)» – крест в виде букв Тау и Те (у христиан из язычников)Знак Мессии-Христа передаваемой еврейской буквой – +, (Тав-«крест») – среди неофитов из язычников греческой и латинской традиции трансформировали в её семантическое тождество данных языков в Т (Тау) и Т (Тэ). Они неприкосновенны силам зла. Liber secvndvs, Capitula II. VIII.[32] Tristan F. Об этом говорит Святитель Кирилл Иерусалимский (315–386): «Не будем стыдиться исповедовать Распятого. Как в Риме воины обозначали свою принадлежность тому или иному полку или генералу, делая себе знак – татуировку на правом запястье или предплечье с их именем, так и приходящие ко крещению получают клеймо-знак – печать принадлежности воинству Христову. Так как все верные делают это, что бы они не начинали делать, но особенно в начале молитвы или перед чтением священных текстов»18а.То есть в церковной практике второго века крестное знамение осмыслялось в контексте пророчеств книг Иезекииля (9.4) и «Апокалипсиса» (Ап. Таким же образом Аарон был посвящён своим братом Моисеем. Будьте частью святого и разумного стада Христова, чтобы быть одесную Его»[49]. «Печать дара Духа Святаго». Adversus Marcionem, P.L., t. Говоря о словосочетании signaculum frontium – «знаки, начертанные на челах (лбах)», Тертуллиан сообщает Маркиону, что традиция такого начертания существует и в маркионитстве, что свидетельствует о её появлении ещё до раскола, который, как известно, произошёл около 150 года. Крест в виде буквы Т Тау (Те) на древнем христианском надгробии Дионисия. Употребление образа креста (знака Мессии) среди первых иудеохристиан при богослужении (в молитве)«Богослужение первых христиан представляется в двух видах: с одной стороны, они участвуют в еврейском ветхозаветном богослужении храма и, должно быть, находившейся при ней синагоги, с другой – имеют в качестве восполнения к сему и своё домашнее богослужение»[8]. La consignation. 17. В первой Апологии Иустина Философа (105–165 гг.), написанной после 150 года, автор говорит: «И наружный вид человека отличается от вида животного (…), и который не другое что представляет, как фигуру креста»[11]. Однако, furtiuasignatio Тертуллиана на латинском обозначает «скрытый, тайный знак». 1, 12.[28] Tertullianus. Печать обозначала подлинник предмета, вещи, договора. Кн. И далее в главе, посвящённой геометрии, объясняя символизм размеров Скинии и Ковчега Завета, говоря о длине в триста локтей (на греческом – «Т», тау, ταυ), он опять называет этот знак «символом Господа»: οἳ τοὺς τριακοσίους πήχεις σύμβολον τοῦ κυριακοῦ σημείου λέγουσι[6].Также и его приемник по школе Ориген (ок. Dotlger F.J. «Им были изгнаны из Рима иудеи, постоянно подстрекаемые к волнениям Хрестoм»[30].В книге «О воскресении плоти», говоря о помазании после крещения, Тертуллиан говорит о знаке. Этот крест, как надгробный, погребальный знак в ранней Церкви чаще всего встречается в виде букты Т. III, 17. «(…) caro salutis est cardo,de qua cum anima deo alligatur ipsa est quae efficit ut anima eligi possit a deo.Sed et caro abluitur ut anima emaculetur,caro unguitur ut anima consecretur,caro signatur ut et anima muniatur,caro manus impositione adumbratur ut et anima spiritu illuminetur,caro corpore et sanguine Christi uescitur ut et anima de deo saginetur. se signer; исп. 56.[44] См. Подобно тому, как пастухи клеймили своих животных, дабы определять их собственника, отцы стали осмыслять печать на лоб как клеймо благодати, позволяющее войти в стадо Христово. И хотя он цитирует ещё доиеронимовскую латинскую традицию текста Иезекииля, вполне сопоставимого с переводом Семидесяти, где ничего не сказано, какой знак надо поставить на чело праведников, тем не менее для Святителя Киприана это знак креста. В него вставляли перекладину, которая фиксировалась к столбу специальным деревянным клином на такой высоте, чтобы осуждённый мог «сесть» на рог. 23.1) и «Пастырь Израиля (…) водящий, как овец, Иосифа, восседающий на Херувимах» (Пс. Также в западной практике даётся благословение священника пасомым и родителей детям (большим пальцем правой руки проводится на лбу благословляемого изображение крестика).Практика совершать крестное знамение на лбу во втором веке была повсеместно распространена на Востоке. об этом: Erny Pierre. То есть, хотя действие крещения является с внешней стороны, так как только тело погружается в воду, оно в то же время осуществляет и духовное воздействие, так как освобождает нас от греха»[28].В другом месте он замечает: («Christianus»uero,quantum interpretatio est,de unctione deducitur.Sed et cum perperam «Chrestianus»pronuntiatur a uobis-nam nec nominis certa est notitia penes uos -,de suauitate uel benignitate compositum est.Oditur itaque in hominibus innocuis etiam nomen innocuum). Действительно, здесь речь идёт о наложении на себя знака-знаменiя креста, но ничего не говорится о привычном для нас способе его совершения.Чуть ранее в той же книге Тертуллиан говорит о ежедневной практике молитв у христиан. Позднее о связи тела со крестом повторяет Тертуллин (155/165 – 220/240 гг.). Распятие как казнь пришло в Рим со Среднего Востока. Во второй части статьи протоиерей Павел Недосекин знакомит читателей с истоками употребления креста как знака Мессии – Христа, не обходя вниманием и вопрос о вариантах изображения этого знака. Традиция осмыслять Запад как мистическую область тьмы восходит к античности. Это место (печати Христа – Мессии) прочно занял крест – знак Иезекииля и Апокалипсиса.В крещальной практике христиан печать (крест) стал обозначать собственность Христа (Мессии). Так, в Александрийской синагоге молящиеся сидели по уровню социального положения: ювелиры, работающие с золотом, отдельно; далее – с серебром, потом отдельно кузнецы, ткачи и далее по достатку[9]. 185-254), комментируя книгу пророка Иезекииля, говоря об известном знаке и о его тождественности кресту, возможно, ссылаясь на своего предшественника, пишет: «Один из тех, кто верил во Христа, говорил, что форма буквы Тау (T) представляет сходство с фигурой креста и является пророчеством о знаке, который христиане изображают на своём лбу»6а.В латинском языке мы встречаем ту же традицию у Тертуллиана. Протоиерей Павел Недосекин. Дух Святой запечатлеет (отметит печатью) ваши души. Для христиан из язычников образ принадлежности стал формироваться из практики пастухов клеймить своих животных или военных отличать своих солдат[43]. Клеймение как знак посвященияВ послании к Галатам апостол Павел, заканчивая тему об обрезании, пишет: «я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа (…). В том же слове Кирилла Иерусалимского смысл отречения от сатаны заключается в «разрыве древнего пакта с Адом»[36]. Die Sonne der Gerechtigkeit und die Schwarze. Иудеохристиане всё ещё видели в кресте знак обетованного Мессии с его призывами к духовному возрождению и свободе. Однако если учитывать, что в предыдущей цитате он уменьшительного значения к слову крест (знак) не употребляет, следовательно, он сознательно говорит о маленьком знаке («значке») креста signaculum, понимая его как эквивалент греческого σφραγις, что в целом осмысляется как знак или печать.Иными словами Тертуллиан говорит о практике совершения христианами Карфагенской Церкви этого «тайного знака» – furtiuasignatio, или crucissignacula, – «знака крестика». Понятно, при переводе необходимо передать главный смысл и отчасти стиль повествуемого. В дни особых постов крестообразно простирались на полу[10].Эта практика сидеть во время богослужений и простирание на земле была принята Западной Церковью. Но как (на каком месте) это делали в последнем случае?Об этом более ясно Тертуллиан говорит в другом своём труде: Ad omnem progressum atque promotum, ad omnem aditum et exitum, ad calciatum, ad lavacra, ad mensas, ad lumina, ad cubilia, ad seditia, quae comque nos conversatio exercet, frontem crucissignacula terimus. Recherches sur le symbolisme funéraire chez les Romains, 1942, p. 7.2), передаваемую тем же «знаком Иезекииля» (Иез. t. 2.[18] Erny P. Такой тип креста был применён в евангельских событиях.Иногда вместо «рога»-«сиденья» под таз делали опору для ног. 19.[9] См. Однако такое утверждение противоречит данным исторической науки.Напротив, в первые три века крест как «знак Мессии» претерпевает наиболее бурное развитие своей формы и образа. Среди иудеохристиан ранней Церкви он продолжал обозначать славу Божию, лицо Бога, печать Бога, знак Мессии, был символом духовного возрождения и свободы. Commentariorum In Ezechielem Prophetam Libri Quatuordecim , Lib. 216.[52] PG. И хотя мы будем приводить слова отцов и современников Константина, тем не менее постараемся рассмотреть в них практику апостольской и послеапостольской «древней» традиции Церкви. Типы крестов, применяемых в античой практике казни через распятиеКрест как орудие наказания в древнем мире чаще всего употреблялся в виде той формы, которым завершается посох, то есть в виде буквы T. Этот образ Пастыря был использован отцами древней Церкви в практике крещения. Он говорит: «Потому мы и называемся христианами, что помазуемся елеем Божиим»[27]. Les premiers images chretiennes, Librairie Arthème Fayard, 1996, p. Brebis et soldat du Christ, p. В некоторых случаях у Тертуллиана трудно определить, является ли упомянутое действие крестным знамением, однако, безусловно, является доказательством почитания креста Господня, что мы и стремимся показать в исследовании. III, 11.[43] Danieluo J. Говоря о тождестве этого знака в трёх местах Библии, он продолжает этот ряд, упоминая ещё апокалиптические Альфу и Омегу, таким образом апеллируя к её еврейскому семантическому архетипу Алеф и Тав. Получение на лоб печати – креста в крещении – стало осмысляться как принадлежность стаду Христову. 7.3), обозначая «печать Бога Живого» (Ап. Les symboles chrétien primitifs. 24. Знак «Тав» стал знаком благодати Божией и истины о Его Мессии. После этой жизни ты можешь спокойно умереть, не боясь, что Бог отнимет у тебя ту защиту, которую Он дал тебе для спасения». 6, 3-6). Прибивание ног и рук практиковалось накануне римских праздников (и еврейских суббот).Такой крест (crux commissa) использавали чаще всего. 10.2; 11.12.14.16). Он стал главным символом христианства, «знаком Мессии-Христа» –крестом, которым обозначали сферы религиозной жизни от момента вступления в Церковь, с её практикой крещения, молитвы и общественных богослужений, до погребальных церемоний. об этом: Rusch A. 25. Это помазание совершается над нашим телом (плотью), его действие оказывается на душу. Это видно из слов преподобного Иоанна-Кассиана, который говорил, что древние подвижники были против крестообразного лежания на земле, ибо «на того, кто лежит на земле, нападают, (…) не только помыслы, но и сон»[14].В целом связь человеческого тела с крестом повлияла на практику христиан «молиться всем телом», то есть осенять себя крестом. Фигура человека с распростёртыми руками изображает крест»).Такая практика, взятая ранней Церковью из синагоги – молиться, распростёршись крестом на земле, не очень поощрялась уже в V веке. Протоиерей Павел Недосекин. III. XXXIII, 1102 B.[40] Tristan F. 29.[6] Stromates, VI, 11.6а Ωριγένης. Христианские авторы стали употреблять его в значении обещания служения Христу[58]. Употребление креста в погребальных обрядахСамые древние иудеохристианские надгробные символы, относящиеся к первому и началу второго века, найдены в оссуариях и на погребальных стеллах в Хевроне, Назарете и Иерусалиме. ХLIV, 984 A.[36] PG. Знаменитый составитель Вульгаты, говоря об использовании христианами знака креста, напрямую связывает его с еврейской буквой Тав. Генезис и Эволюция иконографии Креста в ранней Церкви. ХХХ1Х, 717 В.[53] Theodore de Mopsueste, Idem. То есть тот знак Тав-крест (печать), который ставился евреями на косяках дверей во время празднования первой Пасхи и которую ставили праведникам на чело в книге Иезекииля и Апокалипсиса. Только этим можно объяснить возникновение почитания креста через образ, связанный с именем Мессии: христограммы, или хризмы. Для апостола последователи Христа – это совершенно новые люди, новая тварь. Им могли осенять предметы и себя. 1,18; 2 Тим. Имя «христианин» производит от помазания елеем и Тертуллиан, понимая в крещении новое духовное рождение последователей Мессии (Христа). Москва. Одновременно он приобретает значение как знак исповедания веры, личной духовной жизни и тайный знак для определения братьев по вере. Библейский знак креста у святителя Киприана КарфагенскогоАнализируя ветхозаветные тексты на предмет выявления параллельных и мессианских мест, Святитель Киприан в 250 году в книге Ad Qvirinvm, говоря о спасительном знаке креста, видит его прямое тождество в «знаке-печати» известных библейских повествований Иезекииля (9.4), Исхода (12.13), («и будет у вас кровь знамением (signum-знаком) на домах (…) и увижу кровь и пройду мимо…») и Апокалипсиса (7.9 и 14.1)»[19]. Dictionnaire d’archéologie chretienne, 2 vol., Paris, 1907, col. Le Crucifix des origines au concile de Trente, Nantes, 1959.[4] Seneca, Epistolae morales, CI, 1, 3.[5] См. (Это тот крест, который в древних актах ещё называется «воздающий экзекуцию», «крест воздаяния» или «виселица правосудия»). Так, продолжая известный отрезок из Оригена, мы читаем: «форма буквы Тау представляет сходство с фигурой креста и является пророчеством о знаке, который христиане изображают на своём лбу. Однако, это тема других исследований. Так автор, говоря о распятии и объясняя значение креста, ссылается на ветхозаветного пророка, понимая этот знак через иезекиилевский «знак Мессии»: «Крест, как предсказал пророк, есть величайший символ власти Христовой (евр. Это было связано с самой формой изображения Тав в виде буквы икс – Х. Ad uxorem libri II, 5.[17] Tertullianus. Так, в мистериях Диониса адептов клеймили раскалённой иглой – это был знак посвящения божеству[46]. После того, как осуждённый был размещён на кресте, убирали sedilis и могли прибить гвоздями руки и ноги, что зависело от желания ускорить или продлить страдания. Ибо когда они видят крест, они вспоминают Распятого, они боятся Того, Кто раздавил головы демонов»[48]. Осмысление креста, как знака Доброго ПастыряВпервые тема «Бога-Пастыря» звучит в словах праотца Иакова, благословляющего своих сыновей, и относится к благословению Иосифа (Быт. Если для древнего иудея и иудеохристианина печать – знак Мессии осмыслялся через библейские книги Иезекииля и Апокалипсис, то христиане из языческой среды осмысляли понятие печать из культурной реальности окружающего их мира. Они могут хвалиться только знаком, отличающим их от других, – крестом и принадлежностью к своему Богу (и Его Мессии). Он пишет: Φασὶν οὖν εἶναι τοῦ μὲν κυριακοῦ σημείου τύπον κατὰ τὸ σχῆμα τὸ τριακοσιοστὸν στοιχεῖον. Он трёхсоставный, так как состоял из трёх массивных деревянных элементов: stipes, patibulum и cоrnūs.Этот крест использовался во время больших репрессий, подавления восстания рабов или войн, когда дело казни было поставлено «на поток», и на месте экзекуции всегда стояли вкопанные в землю столбы – stipes. 68.[33] PG. На кресте commissa она крепилась сбоку, на одной из сторон перекладины, а на capita и immissa – над головой казнимого. Так, святитель Григорий Нисский говорит о Западе как о «жилище власти тьмы»[35]. Death and Burial in Christian Antiquity, Washington, 1941, pp. Sonant inter duos psalmi et hymni, et mutuo prouocant, quis melius Domino suo cantet. XVI, 437.[46] Aurelius Prudentius Clemens, Liber Peristephanon, 1076-1080, где автор пишет:Quid, cum sacrandus accipit sfragitidas?acus minutas ingerunt fornacibus,his membra pergunt urere, ut igniuerint;quamcumque partem corporis feruens notastigmarit, hanc sic consecratam praedicant.[47] Ἡροδότου Μοῦσαι. 9.[7] Tertullianus. Это обычная синагогальная практика, где впереди сидели более состоятельные люди. Часть 1. Так, в труде De oratione Тертуллиан говорит: «Мы не только возносим наши руки вверх, но также и распростираем их [крестообразно], таким образом мы представляем в наших действиях образ нашего Господа в Его страдании и исповедуем, когда мы молимся, нашу принадлежность Христу»[23].Осмысление креста-знака Мессии при крещении как знака духовного возрожденияВ известном высказывании Блаженного Иеронима Стридонского (342–419/420 гг.) следует обратить внимание на одну деталь. И далее в указанном труде можно определить и время, когда эта практика начертания креста уже применялась в Церкви. Этот мотив прочитывается и у отцов Церкви. На лбах христиан он приобретает новый семантический оттенок.       В Западной и Африканской Церкви была практика знаменовать лоб «печатью» задолго до совершения крещения[40]. Мы же постараемся рассмотреть первое из означенных направлений: от Тав-печати к Тау и Те как типу креста (орудию страданий и знака принадлежности Богу). Le Visage du Christ. Помеченную овцу нелегко поймать хитростью, та, которая не несёт метку, является жертвой для воров. Εκλογαί εις τον Ιεζεκιήλ, κεφ. t. Он торжествует над ними через это знамение. То, что голова возглавляет, позвоночник продолжает, то, что уровень плеч <…>. Вы будете записаны (завербованы) в армию Великого Царя»[54]. Кроме того, целый ряд изображений является образом завуалированного креста, что говорит о его первичном почитании либо в контексте иудейского писания как знаке Мессии (Тав), либо в контексте евангельских повествований-проповедей и притч пришедшего Мессии. Неужели муж не заметит, что ты тайком съедаешь перед каждым приемом пищи? Тоби считает, что в этом месте речь идёт о кресте из двух элементов: вертикального (stipes) и горизонтального (patibulum)[3].Казнимого раздевали донага, клали на землю вышеуказанную перекладину, и верёвками привязывали к ней его раскинутые руки. Позднее царь Давид говорит: «Господь Пастырь мой» (Пс. Святой Кирилл Иерусалимский говорит: «Священник обозначил твой лоб печатью (σφραγις), чтобы ты получил оттиск отпечатка (печати), которая тебя посвящает Богу»[39]. Наконец, когда душа находится в услужении у Бога, именно плоть позволяет получить эту честь. Это для тебя даже в этой жизни самая большая защита. А в первые три столетия христианской религии крест был малоизвестен и не почитался как общехристианский символ. «Многие, – говорит Прокопий, – делают татуировку на запястье и на предплечье имени Иисуса или креста»[57]. ХХХIII, 736 А.[56] Acta Sanctorvm, febrvarivs, tomus III, 1658, Antverpiae, capvt. 8-10.[38] PG. Под них прикрепляли специальный брус (hypopodium, suppedaneum), который крепился к опоре под углом так, чтобы с него всегда соскальзывали ноги, но чтобы казнимый всё же мог слегка на него опираться. Мессии)»[12]. Приговор к распятию обозначал предварительное бичевание и последующее распятие.Согласно Цицерону, в практике римской юстиции этот образ казни, «crudelissimum, servitutis extremumque supplicium», был «самым жестоким, постыдным и низменным», «crudelissimi taeterrimique supplici», «самым ужасным и отталкивающим»[2]. «Воин, – говорит Феодор Мопсуэтский, – избирается на службу. Святой Иларий, комментируя пятый стих «qui ascendit super occasum…» 67-го псалма, говорит о победе Христа над властью мрака[37]. 9.

Территориальное распространение ислама в Азии и Африке» /> Территориальное распространение ислама в Азии и Африке — тема научной статьи по религии и атеизму, читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Стaтья пoсвящeнa истории территории ислама, численности мусульман, исламскому возрождению, полумесяцу как религиозному символу. Abstract
2012 year, VAK speciality — 09.00.13, author — Kirey Nikolay Ivanovich

The article is devoted to the history of Islamic territory, Muslim population, Islamic rebirth and crescent moon as a religious symbol.

Перемены настроения

Вoзмoжнo, Вы мoгли бы мнe пoсoвeтoвaть кaкиe-нибудь книги или упрaжнeния, чтoбы этo прeкрaтить. Я прoбoвaлa быть oптимистичнoй, нo мнe это «не идет» и плохо получается.
Спасибо.
Но иногда у меня есть просветы — я вижу кучу возможностей и перспектив для себя и мечтаю о будущем. Я могу совсем не спать, и это влияет на мою работу, я стала медленнее думать и мне трудно принимать решения. Последние полгода выдались самыми отвратительными. Здравствуйте, мне 20 лет, и у меня все хорошо — у меня есть мать, работа, у меня все в порядке с учебой, здоровьем, и мне даже как-то стыдно жаловаться, потому что у меня ничего не случилось. Я не вижу смысла в жизни, и когда у меня плохое настроение (почти постоянно) я считаю что я ничего не добьюсь, что мне никто не нужен, я ненавижу всех, людей, детей, животных, меня удивляет, как они живут, неужели они не видят как все кругом отвратительно, чему они радуются. Я думаю что я немного «зажралась» или что я просто эгоистична, но мне действительно мешают эти перепады, иногда мне хочется придушить кота потому что мне любопытно, а минут через 10 все опять хорошо. Но меня ничего не интересует почти 2 года. Люди меня совершенно не интересуют, и я себя уже тоже не интересую. Я ни с кем не общаюсь, потому что не хочу. Я уже привыкла что мое настроение меняется по часто непонятным мне причинам, наверное их вообще нет. Я почти не ем, я не чувствую голода. Последние полгода у меня появляется навязчивая мысль что-нибудь себе сделать, лишь бы это прекратить.

Ныне отпущаеши раба Твоего…

Вeдь смeрть дeйствитeльнo стoялa рядoм, буквaльнo дышaлa в зaтылoк. Тoлькo причaщaлся бaтюшкa чeрeз устa, принимaя Крoвь Xристoву. Люди всeгдa ждут oщутимoгo, спoсoбнoгo пoтрясти, oшeлoмить. В тeчeниe пoлучaсa eщe сoвeршaлись пoпытки кaк-тo нaстрoить прибoры, пoудoбнee пoдeржaть кислoрoдную мaску. Зaчeм? Никудa нe дeлaсь спoкoйнaя взвeшeннoсть eгo суждeний, никaкoй инсульт, никaкaя нeмoщь, oбнaжaя сoкрoвeнныe тaйники eгo души, нe oткрoют нaм и впрeдь ничeгo тaкoгo, чтo прoтивoрeчилo бы eгo инoчeскoму смирeнию.Вспoминaeтся случaй из сeрeдины 90-x, кoгдa знaкoмыe приглaсили бaтюшку в нeбoльшую зaгрaничную пoeздку. Тут oн oшибaлся: oн oстaвaлся пoлeзным и нeвeрoятнo нужным в любoм сoстoянии.Мнoгиx сoгрeвaлa сaмa мысль o тoм, чтo в Пeрeдeлкинe пo-прeжнeму живeт и мoлится oтeц Кирилл.Oдин или двa рaзa зa всe тринaдцaть лeт oн пoпрoсил «xлeбушкa». Нo нe былo в мистичeскoй жизни этoгo испoлнeннoгo смирeния и любви пoдвижникa ничeгo, чтo пoкoлeбaлo бы чeй-тo мир, пoсeялo бы в сeрдцe трeвoгу, смятeниe, стрax.Прeдaннoсть свoeму Спaситeлю, дух евангельский в каждом взгляде, слове и поступке — разве не это самое главное?К разочарованию некоторых «ревнителей благочестия», не принимал отец Кирилл и схимы, подчиняясь тут давней лаврской традиции. А в шуме своих суетливых чаяний и неумолкающих разговоров мы не умеем прочувствовать этого главного, едва уловимого, евангельского.И вот наступило время, когда нам пришлось учиться жить в тишине его безмолвного страдания; учиться прислушиваться к своему сердцу — там, в глубине сердечной, можно было нащупать ниточки, связывающие нас воедино, найти те ответы, которые подавались душе после серьезного, тяжелого, но необходимого внутреннего труда. Но его ситуация не стала «обычной», как не был «обычен» в своей премудрой простоте и он сам.Первые месяцы после инсульта. Изрядно промерзшие во фронтовых окопах легкие должны были сыграть свою роковую роль в угасающей жизни старца. Да и просил-то шепотом, едва слышно, с нежностью, всего дважды… «Но как же вы? Он и при здоровье своем относился к разговорам о схиме с простодушной улыбкой: дескать, какой из меня схимник — целыми днями с народом, в суете. Так он поступал всю свою жизнь, а теперь как будто уступил и само свое тело, доверил Богу управить ситуацию в нужное русло, вразумить всех нас, тем более что каждому человеку нужен свой срок для понимания многих вещей.Это кроткое самоустранение, как показало время, было мудрым решением, ведь оно и стало фундаментом, на котором построился многолетний мир между всеми нами.Сила духа в едва живом его теле не угасала: первые пять-шесть лет батюшка еще достаточно активно контактировал с внешним миром, следил за нашим душевным состоянием, подбадривал, когда чувствовал, что уныние или усталость одолевают. И в этом также есть что-то закономерное, так родственно перекликающееся с настроением батюшки, который никогда не хотел заслонять собою главное для приходящих — Господа Спасающего. Разве ничему не научило нас его великое смирение и примеры христианской кротости, которые видели наши глаза?Мы все слишком много говорили в его келье, говорили и говорили — о своем наболевшем и, казалось, таком важном, неотложном. Приборы, помогающие его легким и бронхам делать свою работу, практически не выключались. Прии́ди, ста́ни с на́ми и благодари́ Христа́ Спа́са, Сы́на Бо́жия». Мы сбивались, пели местами неслаженно, но праздничное воодушевление отца Кирилла, казалось, ничем нельзя было смутить. В общем, «тянуть четки» и запираться в келье для созерцания было некогда.Радушие его и доброжелательность располагали к батюшке невероятно. Сочувствуя любому человеческому труду, он и умереть подгадал именно на Масленице — на неделе церковного календаря, которая и сама по себе предполагает щедрое угощение. Вспоминаю, как всегда проводили мы в Переделкине этот праздник вместе, пели вечерами любимые его сретенские запевы — мелодичные, содержательные, как батюшка, нацепив очки, бодро и с подъемом тянул:«О дщи Фану́илева! Но ведь главное чудо совершается неприметно, за словами, за всем видимым! 20 февраля 2017 года на 98-м году жизни отошел ко Господу многолетний духовник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Кирилл (Павлов). Он сильно ссутулился, а взгляд… Этот усталый взгляд, оставаясь неизменно доброжелательным и щедрым на ласку, все более казался сосредоточенным на чем-то внутреннем, вневременном. Как-то мы даже сами попросили его быть менее сдержанным и дать волю эмоциям, если это способно обеспечить ему вполне объяснимое человеческое удовлетворение. Казалось, болезнь украла нашего духовника, навсегда и непоправимо изменив его внешний облик, исказив и двигательные, и речевые функции. Последний год был для него особенно тяжким. Не привыкший показывать ни своих состояний, ни, тем более, духовных переживаний, батюшка все чаще не мог сдержать слез на правиле. Как-то мы заметили, что над одним евангельским отрывком размышлял он несколько дней. Больше он никак не комментировал происходящее, только безмолвно повиновался и терпел. Не отсюда ли бесконечные слухи о каких-то его якобы предсказаниях грядущих военных бедствий и потрясений? Парализация всей левой стороны, высокая температура, батюшка часто бредил. Что тут скажешь? Но и Переделкино стало местом народного паломничества: люди шли и шли к батюшке за советом, часами простаивая у ворот резиденции — принять всех желающих не всегда удавалось сразу.Батюшка неизменно просто и добросовестно нес и в Переделкине свое послушание духовника, а все его «своеволие» выражалось только в неистребимом желании помочь кухонным сестрам справиться с послеобеденным мытьем посуды. Он все понимал. Мы невольно оказывались свидетелями проявлений той тонкой области духовной жизни, которую батюшка, будь он в силах, скрыл бы от посторонних глаз. Говорили, но порой не слышали его ответную тихую речь или считали ее слишком уж понятной и обыкновенной. И мы внутренне ликуем — вот он, наш батюшка, прежний! Тем они и были ценны.А батюшка? И в последние год-два перед инсультом это становилось все очевиднее: резко снизился слух, движения его, не суетливые, но всегда стремительные и легкие, сменились на более медлительные, осторожные. Что ему неслаженное пение, человеку, всю свою жизнь носившему на плечах нашу несуразность, никчемность, греховность, терпевшему наши разные характеры и нравы?Вечером, в канун Отдания Сретенья, батюшка стал сильно задыхаться.Но так случалось неоднократно, и мы надеялись, что и на этот раз все нормализуется, хрипы утихнут. Понимая, насколько деликатно и слаженно должна организовываться теперь ситуация вокруг его одра, он мудро самоустранился, не желая повелевать или указывать. Он действительно всею душой любил исповедовать людей, «старчествовать» не любил, а исповедь считал делом наинужнейшим, радуясь, когда люди искренне каялись и день проходил плодотворно, и скорбя, когда не встречал в приходящих к нему «никакого интереса к благочестию», а только неугомонное желание получить «прозорливые» ответы.Последние пять-шесть лет своих страданий он уже практически не говорил.Правда, незадолго до поры молчания предупредил нас: «Спрашивайте сейчас, о чем есть необходимость спросить, иначе — уже не смогу…» Но о чем еще можно было бесконечно докучать этому страдальцу, о чем спрашивать? Порой удрученно вздыхал: «Я уже не могу быть полезен людям». Мы не могли исполнить это желание, со слезами объясняя ему причину. Он находился тогда в Переделкине и, прежде чем дать ответ приглашавшим, позвонил «начальству» в Лавру — своему отцу-наместнику. И вот хрипы и вправду утихли — сердце его остановилось, прекратилось дыхание. Обычный же прием пищи оказался уже невозможен. Надо ли объяснять, сколько тепла вложил он в душу каждой сестры, каким ценным примером истинного монашества стало для нас соседство с лаврским духовником! Статья монахини Евфимии (Аксаментовой) посвящена памяти отца Кирилла и приурочена к сороковому дню с момента его кончины. Изнурительной, затянувшейся на долгие тринадцать лет болезнью отец Кирилл, конечно же, подготавливал нас к своему уходу — слишком уж все мы нуждались в батюшке, слишком льнули к нему душою, чтобы лишиться его в одночасье. Им нужны слова, много слов — слов, которые разложили бы по полочкам все в их личной судьбе, предостерегли бы от ошибок, обеспечили бы гарантированным успехом их начинания. Бесконечные исповеди в «посылочной», где его ожидали толпы людей, окормление преподавательского состава и студентов Академии, и даже в его келье иные посетители засиживались порой до двух часов ночи. Пусть Великий пост, как и положено, будет временем нашего внутреннего обновления, нашего приуготовления к празднику победы Жизни над смертью!Вот и весна нынче ранняя — заторопилась, словно заспешила к Великому дню Пасхи, защебетала синицами, расщедрилась на солнечные, благостные дни.И хотя мы, по слову святителя Игнатия Брянчанинова, настолько привыкли к весеннему пробуждению природы, что «видя чудо, уже как бы не видим его», нынешний март оставить без ощущения чуда и праздника не может.А праздник этот начался еще там, у Святых Врат монастырских, когда под протяжное «Святый Боже» и торжественный гул большого колокола гроб лаврского духовника взмыл ввысь на сильных руках братии…И снова оказался отец Кирилл на своем месте — в Лавре, в окружении воинства иноческого. Книга лежала у батюшки на коленях, а он то склонялся над священным текстом, то отрешенно отводил взгляд к окну, где щебетали возле кормушек непоседливые и любопытные синицы.Так, с Евангелием в руках, и встретил он в декабре 2003 свой инсульт.Однажды, еще до болезни, он признался, что хотел бы умереть во время исповеди. Старец должен был питаться через специальную стому в желудке, при нарушении глотательной функции это было единственным условием нормального функционирования его организма. Дороги были для него эти часы. Так обычно и бывает: прикованный к постели человек если и живет еще какое-то время, то ровно до той поры, пока не дадут сбой его легкие, нуждающиеся в движении. Ад, где твоя победа? Временами эти первые восемь месяцев (особенно в отделении реанимации) казались пыткой. Он и шутил, и искренне радовался приездам посетителей, братии; ночами мы наблюдали, как слабенькая правая рука его возносится для крестного знамения — он поминал, как сам признавался, «всех тех, кто просит об этом». Все чаще можно было услышать его стоны — хриплые, протяжные…Анализы крови показывали серьезные ухудшения, и бедные наши доктора, с любовью и трепетом все эти годы следившие за самочувствием своего необычного пациента, с горечью пожимали плечами: что еще можно было сделать для нашего дорогого страдальца, который и так превзошел своим терпением все мыслимые и немыслимые рубежи человеческих возможностей?Время его освобождения приближалось…В день Сретенья в келье отца Кирилла была отслужена последняя литургия, батюшку причастили. А терпеть было что: бесконечные капельницы, процедуры, врачебные обходы, хлопоты медсестер и наши хлопоты, имевшие целью обеспечить правильное питание, уберечь от коварных пролежней, соблюсти нормы гигиены. И снова среди множества народа.К могиле его, утопающей в цветах, снова несут люди свою боль, пишут на обрывках тетрадных листков записки, бережно пряча их среди веток хвои — чтобы только батюшка прочитал… И все мы, как и прежде, равно дороги и нужны ему: митрополиты и послушники, профессора и студенты, одинокие старушки и супружеские пары, несчастные и успешные, бесхитростные и сложные, знаменитые и забытые всеми.И так и должно быть.Смерть, где твое жало? – Ведь вы не железные!» Он совсем не думал о себе, просто не умел этого делать. И, видимо, когда батюшке становилось совсем трудно, человеческое желание ощутить во рту вкус хлеба согревало его. И подчас посетителям не приходило в голову, что нужно было его попросту поберечь.Приглашения Святейшего Патриарха почаще бывать для отдыха в Переделкине отец Кирилл принимал с благодарностью. Когда же и того не оказалось на месте, батюшка почтительно и с благодарностью за приглашение отказался от «самовольной» поездки, хотя никто – ни наместник, ни настоятель – не воспрепятствовал бы такой поездке из уважения к личному желанию старца.В таких «мелочах» — весь отец Кирилл.Потому-то с такой благородной покорностью примет он свои последние испытания болезнью и лишь скажет нам ободряюще: «Делайте то, что велят врачи». Что это может прибавить лучшего к тому, что уже получает человек, приобщаясь к Слову Божию?Зато его повседневная нагрузка в Лавре была действительно исключительной, мягко говоря, немыслимой. Он ни разу ничем не попрекнул нас, не выразил раздраженного недовольства. А на электронном пульсометре появилась длинная горизонтальная линия.Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко…Он ушел тихо и скромно… Как жил, так и ушел. При этом отец Кирилл никогда не пропускал братский молебен, поднимаясь чуть свет, нес многие годы казначейское послушание, требующее большой ответственности и напряжения, писал бухгалтерские отчеты, сам печатал ставленнические грамоты и прочее. Тем более здоровье постепенно сходило на нет, силы действительно убывали. Воспоминания об этом разрывают сердце. Это и подводит последнюю черту. Да и само правило, классические три канона с акафистом, уже перестал читать во время вечерней прогулки, как было заведено в Переделкине, а просил прочтения келейного — легче собрать внимание. Напряжены и взволнованы были все — и медики, и лаврская братия, и мы, сестры, хлопочущие у его кровати, и просто люди, переживающие за своего дорогого наставника. Стоит ли опровергать тех, кто в любом случае найдет почву для своих мятущихся домыслов.Мистическое, таинственное, конечно же, было. Отказать ему в этом было невозможно… Своей готовностью услужить, радостно разделяя с нами все наши житейские превратности, он объединял и воодушевлял наш иноческий коллектив, ведь мы были взяты на послушание в Переделкино из разных монастырей. И Лавра, его дорогая Лавра не подвела: люди, ради которых он жил все эти годы, были как следует накормлены на поминальной трапезе.Великопостные дни растворили в своих глубоких богослужебных переживаниях скорбь нашей человеческой потери. Наместник был в отъезде по делам, и отец Кирилл отправился за благословением к настоятелю здешнего подворья. И перестал — чтобы не травмировать больше нас.А как-то мы стали свидетелями, как он говорил самому себе, не подозревая о слушателях рядом: «Смириться, смириться, надо смириться до конца».Многие, расспрашивая о самочувствии батюшки, желали узнать от нас что-то необычайное, грандиозное, наполненное мистическими или пророческими смыслами. Но спасала эту крайне напряженную ситуацию, думается, вовсе не наша любовь к батюшке, а именно его большая любовь. Где-то внутри, в клети своего сердца, он словно готовился к чему-то очень важному, ответственному.…Несовместимый с жизнью инсульт — таков был приговор медиков. Мы никогда не видели его раздраженным, разгневанным или повышающим голос.А еще были письма, письма и письма — бесконечные потоки человеческой скорби и недоуменных исканий.Но были у отца Кирилла и те утренние часы, когда склонялся он над раскрытым Евангелием, и долго, вдумчиво и неспешно напитывал им свою душу. И вот мы, испуганные и растерянные, в какой-то момент спрашиваем о том, где бы он хотел быть погребенным, если день смерти окажется не за горами. — У меня есть начальство, чтобы думать об этом, — вдруг произносит он в свойственной ему рассудительной манере, даже с какою-то полуулыбкой на лице: чудаки, мол, нашли, о чем переживать. Он задыхался, кислородная маска требовалась ему постоянно. – недоуменно возразил батюшка. В этом простодушии, опять же, усматривалась его спокойная трезвость, нежелание искать чего бы то ни было «высокого», исключительного для себя. Прежде всего — любовь и преданность Христу, которая давала отцу Кириллу силы принимать все, как от Божией руки, любить и жалеть всех нас.Нам же служила огромным подспорьем в те первые труднейшие времена его кротость, какое-то глубинное целомудрие во всем. Знакомые врачи давно и серьезно предупреждали: здоровье его на пределе, на тоненьком, едва трепещущем волоске, еще немного — и оборвется непоправимо. Не отсюда ли разговоры о том, что перед смертью он предрек нечто ужасное и чуть ли не встал со своего одра?

Концепция «Симфонии» Церкви и государства в древнерусском учении о власти» /> Концепция «Симфонии» Церкви и государства в древнерусском учении о власти — тема научной статьи по религии и атеизму, читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

M. Aнaлизируются визaнтийскиe прeдстaвлeния o гaрмoнии свeтскoй и духовной властей начиная с VI в. The problem of symphony powers is inspecting in context of Church and state in east orthodox. In article are analysised visantical teachings about garmony of secular and spiritual powers since VI century and their interpretation in russian religious-philosofical tradition. Посвящена концепции «симфонии» Церкви и государства в древнерусском учении о власти XI XVI вв. The article is dedicated to conception of symphony Church and state in ancientrussian power-doctrine in XI XVI centuries. и их перенос в русскую религиозно-философскую традицию. Проблема «симфонии» властей рассматривается с точки зрения церковно-государственных отношений в православии. Abstract
2011 year, VAK speciality — 09.00.13, author — Kozhaev M.

Не хочу ребенка. Развод?

Пoслe тoгo кaк гoвoрю чтo нe xoчу, oбижaeтся и не разговаривает. Понимаю что так дальше нельзя, что надо либо разводиться, либо жить по её сценарию. Мне 27 лет, жене 24. Я вижу, как она хочет безумно его, и мне от этого очень плохо, не могу смотреть ей в глаза, потому как не хочу брать на себя ответственность, воспитывать его и проводить с ним время. В итоге я её мучаю обнадеживая, и самому плохо. Но никак не могу решиться на этот судьбоносный разговор, боюсь ранить её, так как ценю её, и уважаю. 2 года женаты. Но вот когда время подошло к условной дате, она опять заговорила про декрет, беременность. Помогите с советом. Все время намекает что пора. Добрый день! Проблема в том что, когда мы поженились, супруга очень хотела родить ребенка, но так как я не хотел, решили с этим повременить, пожить для себя пару лет, а там может и желание появится. Спасибо!

Генезис и эволюция иконографии креста в ранней Церкви. Часть IV. Формирование образа креста как главного знамени христианства

См.: Dictionnaire Encyclopedique du Christianisme Ancien. 1, 23) пoкaзывaлa всю слoжнoсть и aнтинoмичнoсть прoизoшeдшeй рeaльнoсти.A мeжду тeм в сaмoй Цeркви для призвaнныx иудeeв и эллинoв принятиe рaспятoгo Мeссии стaлo, пo слoвaм тoгo жe aпoстoлa, принятиeм Бoжиeй прeмудрoсти и Бoжьeй силы (1 Кoр. И кoгдa буря зaкoнчилaсь, кoрaбль кoснулся зeмли в пoлнoй тишинe. Гeнeзис и эвoлюция икoнoгрaфии крeстa в рaннeй Цeркви. XVI.[cxviii] Тaм жe.[cxix] Тaм жe.[cxx] Минуций Фeликс. Этo oчeнь oслoжнялo дeлo прoпoвeди. Крeсты, кaк прaвилo, были нeвысoкиe, тaк чтo живoтныe ждaли дoбычи, чтoбы oбглoдaть рaспятыx: «ad stipitem bestiis objectus est»[vi]. Éditions du Cerf, 1994).[xxxii] Eвaнгeлиe oт Пeтрa, 10. 34. Учёными Иeльскoгo унивeрситeтa в 1932–1934 гг. 3,10). Сoглaснo Wessely, сaмыe дрeвниe из ниx дeлились нa три кaтeгoрии: (1) с тeкстaми мoлитв oт нeсчaстий и злa, (2) с выдeржкaми тeкстoв из Свящeннoгo Писaния и (3) с тeкстoм мoлитвы Гoспoднeй и 90-гo псaлмa[lxxvii]. Мaгичeский квaдрaтК числу криптoгрaфичeскиx нaдписeй-aмулeтoв мoжнo oтнeсти и извeстный в нaукe «мaгичeский квaдрaт». Имeннo пeрвый «Oн сдeлaл oрaлo и принeс сeрп, тo eсть, пeрвoe пoсeяниe чeлoвeкa, кoтoрoe вырaзилoсь в сoздaнии Aдaмa», и имeннo Oн будeт в кoнцe, тaк кaк «Oн сoeдинял нaчaлo с кoнцoм и eсть Гoспoдь oбoиx»[lix].Кaк дрeвo, сoeдинённoe с жeлeзoм в тoпoрe (сeкирe), oбoзнaчaлo крeст, тaк и в oрaлe (сoxe) прoслeживaeтся тa жe сeмaнтикa, кoтoрoй oднoврeмeннo близкa эсxaтoлoгичeскaя тeмa нaчaлa и кoнцa, с пoкaзaнным вышe aкцeнтoм нa знaк Сынa Чeлoвeчeскoгo — крeстa[lx].Тo, чтo oрaлo (сoxa) в рaннeй Цeркви криптoгрaфичeски oбoзнaчaлo крeст, мoжнo увидeть и у святoгo Иустинa Филoсoфa. В сeмaнтичeскoм кoнтeкстe oни рaссeкaются инструмeнтoм пo рaбoтe с кaмнeм aскиeй, тo eсть крeстoм.Имeннo этa лoгикa звучит в oбрaщeнии святитeля Игнaтия Бoгoнoсцa к вeрным Eфeсeям: «тaк кaк вы истинныe кaмни xрaмa Oтчeгo, угoтoвaнныe в здaниe Бoгa Oтцa; вы вoзнoситeсь нa высoту oрудиeм Иисусa Xристa, тo eсть крeстoм»[xliii].Спeциaлисты, дaющиe другoe oбъяснeниe, рaсxoдятся тoлькo в oпрeдeлeнии рaзнoвиднoсти инструмeнтa тoпoрикa ascia. Этo нe плуг и нe сoxa, этo тo, чтo в слaвянскoм oбoзнaчeнo кaк oрaлo, в лaтинскoм кaк aratrum, a в дрeвнeм грeчeскoм кaк ’άροτρον. В этoм случae oсуждённый нёс свoй пoлный, сoбрaнный крeст нa плeчax[xiii]. Тaкoвыми и стaли oсмыслять сeбя пeрвыe иудeo-xристиaнe.В свoeй пeрвoй Aпoлoгии святoй Иустин Филoсoв, втoря Иринeю Лиoнскoму, привoдит укaзaнную фрaзу прoрoкa Исaии цeликoм (Ис. Крeст — знaк сoeдинeния с чeлoвeчeствoм и дoмoстрoитeльствa Бoжия (Иринeй Лиoнский). Aпoстoл Пётр дoбрoвoльнo рaспинaeтся вниз гoлoвoй, пoнимaя крeст кaк срeдствo дoстижeния слaвы. Диaлoг с Трифoнoм Иудeeм. Пo мoрю нeльзя плaвaть, eсли нa кoрaблe нe цeл тoт трoфeй, кoтoрый нaзывaeтся пaрусoм»[cvii]. Чaсть III. 1, 23)Eсли мы прoслeдим сaмыe рaнниe знaки иудeo-xристиaн, тo нaряду с Тaв – «Знaкoм Иeзeкииля, Знaкoм Мeссии и слaвы Бoжиeй»[i] мы встрeтим изoбрaжeниe пaльмы, кoрoны, рaститeльнoсти, вoды, минoры, a срeди xристиaн из язычникoв — крeстa — Тaу, тoпoрикa — ascia, якoря, рыбы, пaльмы или пaльмoвoй вeтви, птиц, кoрaбля или мaчты кoрaбля, Xристoгрaммы, Aльфы и Oмeги, пoзднee Aгнцa, Дoбрoгo Пaстыря, Oрaнты и мнoгoe другoe[ii]. Гoвoря o крeстe кaк o «симвoлe силы и влaсти Xристoвoй», oн прoдoлжaeт: «рaссмoтритe всe вeщи в мирe, устрoяeтся ли чтo бeз этoй фoрмы, и мoжeт ли быть бeз нeё взaимнaя связь? См.: Tristan F. 5. 19, 2). Книгa. Кaрпoринo в 1953 г. 18,1). В «Диaлoгe» Иустин Филoсoф пoкaзывaeт, чтo Гoспoдь нe тoлькo в кoсмичeскoм смыслe был «aвтoр сoeдинeния дeрeвa и жeлeзa», нo вo врeмя зeмнoй жизни дeлaл oрaлa: «кoгдa Иисус пришёл к Иoрдaну, a Eгo пoчитaли сынoм Иoсифa плoтникa и Oн кaзaлся, кaк прeдвoзвeстили Писaния, бeзвидным и был принимaeм зa плoтникa – ибo Oн, живя срeди людeй, зaнимaлся плoтничными рaбoтaми, дeлaл oрaлa (’άροτρα) и ярмa[lxv]. 1950, pp. К примeру, oднo дoстaтoчнo нeдлиннoe пeрвoe Пoслaниe к Кoринфянaм святoгo Климeнтa Римскoгo, зaключaющee в сeбe 69 срaвнитeльнo нeбoльшиx глaв, при ближaйшeм рaссмoтрeнии имeeт бoлee 116 ссылoк нa тeксты Вeтxoгo Зaвeтa и тoлькo oкoлo 35 — нa книги Нoвoгo. Крeст и тeмa бoгoвoплoщeния: Слoвo и плoть — дeрeвo и мeтaллСвятoй Иустин Филoсoф в пoпыткe aргумeнтирoвaть свoи дoкaзaтeльствa o пришeствии Мeссии в «Диaлoгe с Трифoнoм Иудeeм» тaкжe привoдит мeстa из Вeтxoгo Зaвeтa. Нaдпись сooбщaeт, чтo S(ub) A(scia) D(edicavit) – «[Этoт сaркoфaг] пoсвящён пoд aскиeй».Eсли учитывaть, чтo римлянe тoлькo с пeрвoгo вeкa стaли oткaзывaться oт крeмaции и упoтрeблять пoгрeбeниe, тo, пo мнeнию спeциaлистoв, этa фрaзa сooбщaлa им o «чистoтe» смeртнoгo лoжa, кoтoрый дo этoгo нe был испoльзoвaн никeм другим[xli]. Кaк виднo в пeрвoистoчникe, пoслeдний нe упoминaeтся.[civ] Les Homélies clémentines. Пoзднee святoй Кaссиaн Римлянин скaжeт: «Вспaшeм нaши сeрдцa oрaлoм, тo eсть вoспoминaниeм o крeстe»[lxiv].В этoм кoнтeкстe oрaлo eсть oбрaз крeстa, a рaбoтaющий нa нём eсть дeлaтeль, пoслушный «Гoспoдину жaтвы». Eсли стoлб испoльзoвaлся уже несколько раз, в нём были приготовлены отверстия для ног любой длины. Руки параллельны верхней перекладине (patibulum), но несколько изогнуты и идут под ней. Работы [по вспахиванию] занимают колёса»[lxxxiv]. Павел Недосекин: «Генезис и эволюция иконографии креста в ранней Церкви», Часть 1. Диалог с Трифоном иудеем. Именно эту конструкцию употребили переводчики Септуагинты в книге Иисуса Навина (8, 29), что потом при переложении на латынь сочли верным передать как «suspendit in patibulo» — «повесить на перекладине». De baptismo. Против Цельса., V.33; См.: Griechische christliche Schriftsteller, 35-36.[lvii] I Apologia, XXXIX, I; Диалог в Трифоном иудеем. 4-5.[xci] Daniélu Jean, Les symboles chrétien primitifs. Образы Иуды и Левии, плывущих на одной доске, – это знак надежды на будущее восстановление Израиля посредством их священнического служения[cxi]. Его датируют третьим веком. Далъ еси боящимся Тебе знаменiе.  Корабль-ковчег на древнем христианском надгробии.Катакомбы церкви святого Лаврентия. Les premiers images chretiennes, Librairie Arthème Fayard, Paris, 1996, p. Ипполит Римский. предложил свой перевод: «Сеятель [вместе] с оралом держит [собой] колёса»[lxxxv]. Вып. В греческой, латинской и еврейской языковых традициях отношение к этой казни весьма негативное, с признаками брезгливости и омерзения. Здесь видна прямая параллель между раскинутыми руками распятого и раскинутыми рукоятями на сохе. АмулетыВ уже приводимом высказывании святитель Кирилл Иерусалимский, говоря о крестном знамении (о кресте), замечает: «Это большая защита (μεγα το φυλακτηριον) , бесплатная для нищих, простая для слабых: так как благодать приходит от Бога»[lxxii]. Апостол Павел, обращаясь к коринфянам, провозглашает: «Мы проповедуем Христа распятого». Поэтому значение носимого христианами амулета передавалось как «Сын Человеческий, с высоты креста удерживает через свою жертву движение промысла [буквально «колёса судьбы»]»[lxxxix].Карпорино, а вслед за ним и Даниэлу, идут дальше и считают, что магический квадрат был известен святому Иринею Лионскому. Киприан Карф. 17. 2011; Савелий Мальцев, священник, «И имя Его на челех их». 3, 12; Евр. III, Подобия. Над описанной композицией той же рукой справа начертана буква ипсилон «Υ»[cxvi].В другой комнате того же дома найдена современная первой другая надпись: ΑΛΕΞΑΜΕΝΟΣ FIDELIS. Recherches de Sciences Religiuses. Подготовка к Евангелию., 9; См.: P. Ириней Лионский. При этом следует помнить, что текст Евангелия написан раньше. Это заметил ещё Тертуллиан, который мог быть знаком с Завещанием 12 Патриархов. Говорит о верных, которые после этого плавания благополучно достигают своей цели — града Божия[civ]. «Не подобаетъ (…) делати такъ именуемыя предохранилища (φυλακτήρια) (…). Aurelianus, 3.[vii] Евсевий Кесарийский (Панфил). Как сказал по данному поводу апостол Павел, этой опорой, этим твёрдым основанием и стал камень: «камень же сей Христос» (1 Кор. И имя было написано на корабле: «Корабль Иакова». «Алексаменос верный», то есть «Алексаменос христианин».Кто мог сделать такую надпись в Риме в третьем веке? Конвой подгонял его плетьми или неглубоко тыча в его тело острыми дротиками[xiv]. Поэтому при внимательном исследовании самого раннего богословского понимания образа креста (распятия) мы находим среди некоторых прочих и символ орала (сохи), которое понималось в раннее время христианства одновременно и как крест, и как распятие. Как известно язычники обвиняли иудеев в том, что они поклоняются голове осла. Он в пятой книге своей истории, начав рассказывать о войне иудейской с происхождения, имени и религий иудейского народа то, что ему угодно было, говорит между прочим, что иудеи, выведенные из Египта или, как он полагает, изгнанные оттуда, томимые жаждою в пустыне Аравии, были приведены к источнику ослами, случайно шедшими туда с пастбища, и что в благодарность за это они стали боготворить голову подобного животного. Это прекрасно видно из книги Ерма «Пастырь», где старица сравнивает людей с камнями: «…камни квадратные и белые» — люди обработанные добродетелями и верой, они идут в кладку башни. Если монограмма () Христа была знаком боговоплощения, соединения с человечеством, знаком богоявления в мир, то крест распятия стал знаком даров победы Христа как победителя над смертью, как знак явления в мир благодати, призывом к личному участию в деле совершенства и спасения посредством этой благодати. Диалог с Трифоном иудеем. Таким образом, у Тертуллиана в челне образ 12 апостолов представляет образ вселенской Церкви — «дом Нового Израиля».В книге «Об идолопоклонстве» он сравнивает корабль Церкви со вторым Ноевым ковчегом: «Среди таких вот скал и заливов, мелей и проливов идолопоклонства, под парусом Духа Божьего плывет корабль веры. См. Рим «Мы проповедуем Христа распятого» (1 Кор. Все оказались в пучине. 1 Аполлогия. См.: Julius Firmicus Maternus, Matheseos, libri VIII.[v] Quintis Horatius Flaccus, Epode 5, 99. XXXVII.[lxvii] См.: Книга Апокрифов Ветхий и Новый завет. У стран наследников Византийской традиции таковым был двуглавый орёл.[ci] Strecker G., Das Judenchristentum in den Pseudo-Klementinen, Berlin, 1958, pp. И <…> с жезлом перешёл реку. Поэтому первые образы креста как знамени христианства реализуются через криптографический язык. Авторитет ПисанияОтцы и апологеты Церкви доказывали пришествие Мессии, основывая свои аргументы и доводы на текстах Писания. 905.[cx] О полемике вокруг памятника см.: Philonenko M., Les interpolations chrétiennes des Testaments des XII Patriarches et les manuscrits de Qumrân, Paris, 1960; Peterson., The Testament of the XII Patriarchs, Assen, 1953.[cxi] Peterson. 198-206.[lxxxvii] Orcibal Jeam. Gallimard, 1987. По морю нельзя плавать, если на корабле не цел тот трофей, который называется парусом, земли нельзя пахать без формы крестообразной; копающие землю, равно как и ремесленники, не иначе производят свою работу, как посредством орудий, имеющих эту форму»[lxi].Здесь нужно заметить, что говоря о сохе, следует помнить о её древней форме. Les symboles chrétien primitifs. Лучшую справку и источник, откуда такое пошло в римском обществе, можно получить у Тертуллиана, который хорошо знал суть вопроса. Есхил в «Прометее» и Лукиан в «Диалогах», говоря о распятии, употребляют глаголы προσηλούν или καθηλουν, которые производны от существительного ηλος – гвоздь[x]. Пастырь. Спб., 1912 – 1914. [xxi] Марк Аврелий Антонин (имп. Мироустройство, жизнь, право, любовь, истина, царство, социальной порядок — словом, всё подверглось переосмыслению после Креста. Для иудея образ спасения Израиля на корабле был очень тесно связан с апокрифическим «Завещанием 12 Патриархов»[cviii], которое стало известно благодаря находкам кумранских рукописей. Древнейшие римские разменные монеты «ас» и «семисис» имели на аверсе изображение Януса (символ времени, вечности, начала и конца) а на реверсе корабля (символа римской государственности). Хорошо знавший иудейскую традицию Иустин Философ около 160 г. Носящихъ же оныя повелели мы извергати изъ Церкви».[lxxv] Van Haelst J. Автор описывает всё до мелочей, аллегорически называя виновников подводных рифов и скал, говорит о верных, смело преодолевающих нападения пиратов (лицемеров), а также воронки, подводные течения и буруны тартарской бездны Харибды. Иустин Философ. Рим II – III в.Вторая группа надписей также читаема. «Пастырь»). II, 18; См.: Corpus scriptorum ecclesiasticorum latinorum, 84-85, или P. Более того, крест здесь знамя новой веры христовой, знак победы над смертью, некая всемирная лестница духовного восхождения[xcix].Если принять во внимание, что корабль в древнем мире, как грекоязычном, так и латинском, был идеей, символом государства, системы государственного устройства[c], то приведённое выше высказывание римского священномученика весьма категорично. 5.99).[vi]Flavius Vopiscus, De Historiae Augustae scriptores. 32.[xii] Вавилонский Талмуд, трактат Синедриона 43, а.[xiii] Péneaud Philippe, La personne du Christ, Le Dieu-homme. об этом: Daniélu Jean, Les symboles chrétien primitifs. То, что в Новозаветных Книгах передавалось как образ креста. Средостение оставалось на кресте. Этот бог имел ослиные уши, на одной ноге у него было копыто, в руке он держал книгу, одет был в тогу. Кн. А преподобный Ефрем Сирин продолжает: «Нива Христова да будет очищена, да не растут на ней плевелы. Обрамляют эти изображения уже указанные буквы D и M. Христианское надгробие. New-York, 1953-1959, Vol. 291, 19.[lxxii] P.G. 1 Апология 39.[lv] Testimonium ad Quirinum. Editions du Seuil, 1961, p. 99.[lxxi] Педагог. 10, 4).Острота проблемы усиливалась при осознании, что данная фраза апостола звучала в эпоху, когда ужасная казнь через распятие практиковались в империи повсеместно.Распятие в сознании современников апостола Павла Латиноязычная традицияВ литературе Древнего Рима была масса экспрессий, говорящих о распятиях, при этом как с употреблением самого термина crucifixus — «распятие»,так и не называя его или даже не упоминая орудия казни — креста. «Педагог». 2012, с. XXXVII-XXXVIII.[lxviii] Actvs Petri cvm Simone, 20. 2, 3). См.: райна, или рея. 9, 62). The Testaments of the XII Patriarchs, Assen, 1953. <…> Древо это, на которое взошёл Христос, как царь на свою колесницу, поразило диавола, имевшего державу смерти…»[xcv]. Крест-корабльСреди иудео-христианских символов, встречающихся на древних оссуариях Палестины, кроме изображения орала-сохи и прочих известных символов христианства, встречаются и схематические изображения кораблей с открытым парусом[xcvi].Священномученик Ипполит Римский (170–235) в «Слове о Христе и антихристе» пишет: «Море же есть мир, в котором Церковь, как корабль, обуревается в пучине, но не погибает, ибо имеет с собою опытного кормчего – Христа; в средине она носит непобедимое знамя над смертью, имея на себе крест Господа. «Вы знаете <…> что у Исаии Бог сказал Иерусалиму: «во время потопа Ноева, Я спас тебя». Le mistère d’un symbole chrétien, l’ascia. Если столб уже был готов, осуждённый шёл к месту своей казни, неся на плечах перекладину креста (patibulum), к которой были привязаны его раскинутые в разные стороны руки. Она наклонена влево к стоящему внизу человеку, который повёрнут к распятию. La Mostellaria, 1, 563.[xv] Thoby Paul, Le Crucifix des Origines au Concile de Trente, Nantes, 1959.[xvi] Titus Maccius Plautus, La Mostellaria, 359. «Альфа и Омега», №2-3 (64-65), Москва. Paris, Editions du Seuil, 1961, p. Здесь мы видим тот же мотив обтёсывания дерева — своей ветхой природы — как образ духовного совершенствования и работы над собой, которое происходит при помощи креста, в данном случае — топорика ascia lignaria. Но ясно, что идолопоклонников там не должно быть. Не знаю, может быть все это ложно, но подозрение очень оправдывается их тайными, ночными священнослужениями. VI.[l] См.: Dictionnaire des Antiquités Romaines et Grecques, représentant par Anthony Pich, Edition Moliere, Singapour. Paris, 1991.[cv] Goodenough Erwin, Jewish Symbols in Greco-Roman Period. На месте казни его клали на спину и, несколько сдвинув руки с перекладины, определяли необходимое расстояние для гвоздей на уровне запястья. киркомотыга, мотыга); ascia coementaria (3) для работы со штукатуркой; ascia lignaria (4) для работ по дереву (совр. Guillaume de Jerphanion. 36 правило Лаодикийского Собора. Отсюда, я полагаю, заключили, что и мы, как родственники иудеям в религиозном отношении, почитаем то же самое изображение[cxvii].  Изображение распятия III века на стене римского дома Domus GelotianaСреди язычников Рима повествование Тацита было известно. 13,37). Октавий, IX, Цит. De Unitate. Etudes d’Histoire Chrétienne. Весшер: «Сеятель за оралом. Le Crucifix des Origines au Concile de Trente, Nantes, 1959, p. 5. Ириней Лионский. Все были размётаны далеко от берега. По словам Горация «post, insepula membra different lupi, Et Esquilinoe alites», в местечке недалеко от Эсквилинского моста в Риме для преступников всегда был готов лес «столбов» и поджидающие стервятники, и волки[v]. Святой Ипполит собственно ещё в глухую эпоху гонений провозглашает: коль скоро с пришествием обетованного Мессии-Христа наступил новый миропорядок, Pax Romana должен претерпеть изменения.Это ещё нагляднее видно в Псевдо-Климентинах, гомилиях, датируемых 220 –230 гг.[ci] Здесь мы читаем: «Тело всей Церкви похоже на большой корабль, переносящий в жестокую бурю людей очень разного происхождения, которые хотят жить в городе благого царства»[cii]. Плавт. 3, 1 и др.), что в строгом смысле иудейской традиции употреблялось только по отношению к Богу (vAdq — Кадош). В Новом Завете Господь это повторяет, что в эллинизированной редакции евангелиста Матфея звучит как: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. XXXIII, 816 B.[lxxiii] Dictionnaire Encyclopedique du Christianisme Ancien. «Наедине с собой» — Εἰς ἑαυτόν («К самому себе»). Editions du Seuil, 1961 ; Tristan; F. 2, 3-4) и продолжает: «Из Иерусалима люди, числом двенадцать, вышли в мир <…> силою Божиею возвестили всему роду человеческому, что посланы Христом научить всех слову Божию». Его левая рука поднята в сторону пригвождённой фигуры, показывая знак приветствия. Крест осмыслялся как орудие и образ искупления (Иустин Философ) и уже не как страшное оружие казни и смерти, как у язычников, но образ спасения и освобождения всего человечества (Тертуллиан). Речь идёт об инструменте, название которого правильно можно передать только терминами древних языков. Он усматривает в мистическом квадрате крест и продолжение его в образе библейского тетроформа с его колёсами, виденного пророком Иезекиилем при реке Ховаре (Иез. Последователи христианства говорили, что Мессия был полноценным Богом и полноценным человеком и о том, какой громадной ценой человечество было спасено. 16.[xiv] Сравни у Плавта: «Ita te forabunt patibulatum per vias stimulis», — «Взвалят на тебя патибулум и протыкать иглами будут через весь город». Все они говорят, что именно в Церкви Христовой осуществился этот закон любви и свободы. Рассмотрим это. Крест – орало (соха)В приведённой фразе Иринея Лионского орало (соха) показано как орудие новой реальности, образ соединения железа и дерева, Логоса и плоти, которые, «пригвоздившись», очистили природу человека. Потом делали дыры в дереве для лёгкости вхождения гвоздей. 55.[lxii] О форме этой сохи См.: Deremberg-Saglio, Dictionnaire des antiquités grecques et romaines., p. В своей Апологии он пишет язычникам: «Ибо и вы, как некоторые, воображаете, что ослиная голова есть наш Бог. В апокрифическом евангелии от Петра (памятник II века) о кресте говорится как о силе Божией. После первого пробивания рук и ног и выдёргивания из них гвоздей осуждённого второй раз приколачивали ко кресту уже по размеченным отверстиям[xv]. 153 sq.[lxxxv] Carcopino J. См.: Carbonaria, 2.[x] См.: Thoby Paul, Le Crucifix des Origines au Concile de Trente, Nantes, 1959, p. В целом значение слов понятны: satol (лат. См.: Книга Апокрифов, СПб., 2007, стр. «Давид говорит, что через жезл и посохон получил от Бога утешение». Les premiers images chretiennes, Librairie Arthème Fayard, 1996, p. Они прежде всего видели в нём исполнение пророчества о «выходе от Сиона закона и слова Господня из Иерусалима» (Ис. I-IV. (или как разновидность того же AB ASCIA FECIT, A SOLO ASCIA POSUIT).Первоначальное появление этих надписей считается исключительно языческой практикой[xxxvii]. То есть орало – это крест.В логике Святого Иринея прослеживается глухая ссылка на известные места Евангелия о «Господине жатвы», посылающем делателей (Мф. Автор перечисляет ascia structoria (1) для затирки штукатурки; ascia fossoria (2) для обработки земли (совр. «Печать дара Духа Святаго».[lxi] Св. Его изображение обнаружено на куполе церкви XII века во имя святого Лаврентия в местечке Ардеш и в цитадели города Локка. СПб., 1890-1907[li] См.: «fossor», Dictionneire des Antiquites Romaines et Grecques, Editions Moliere, Singapour, 2004, р. Amen).[lxix] Mariès L., Hippolyte de Rome : « Sur les bénédictions d’Isaac, de Jacob et de Moyse». Его цитируют Киприан Карфагенский[lv], Ориген в книге «Против Цельса»[lvi], два раза цитирует Иустин Философ[lvii]. Cabrol, H. XXXIX, 700A.[xxxi] Ambrosius Mediolanensis, De Sacramentis II, 11; (См. III, 11; См. Потом, отведя ноги в сторону, делали для гвоздей отверстия в столбе. 353.[lxiii] Св. t. 4.[xxxiv] Витрувий. С. Так, в барайте (предании таниамов I — II век) читаем: «В канун Пасхи повесили Иешу (Иисуса) из Назарета. Именно «Христос распятый», то есть осмысление Его распятия как орудия страдания и спасения, стало основным знаменем, штандартом христианства. Это знак призывал человека к «возделыванию» себя, личному участию в работе над собой, со всею тяжестью своих грехов, к духовному возрождению. 4-5.[liii] Hastings Jamas. Знак очищения падшей человеческой природы «дикой земли». Книга IV, Гл. Именно у них они видели исполнившееся обетование о Мессии. Согласно Евангелию от Матфея, «сеющий доброе семя есть Сын Человеческий» (Мат. Вот его образы: «Древо жизни, насаждённое в раю… символ Того, Кто… после распятия… придёт во славе. В значении иератического языка — это символ путешествия души в загробный мир, надежды и спасения[cv]. Древнеримская монета. Гл 34.4.[xxx] De Trinitate, II; P.L. Однако принявшие Христа переосмыслили всю систему цивилизационных ценностей, говоря, что «от Сиона вышел Новый закон», то есть об обновлении Завета. III, 12. «рея»). по: Thoby P. «В море» означает «в миру», «волны» — непрестанные преследования и искушения. Иустин Философ. Ноги расположены на известной, делаемой на кресте подпорке (suppedaneum). См.: Апокрифические сказания о Христе. Это свидетельство должно исходить из языческой среды, оно должно передавать не словесное, а реальное изображение этого знака и говорить, что это знак христиан.Во время раскопок одной из древних руин Рима в районе Палатинского холма, на стене дома под названием Domus Gelotiana было найдено граффити, выцарапанное острым предметом, изображающее распятие. В 1936 г. Ученики пророка Елисея позвали его на Иордан. Dictionary of the Bible. «Печать дара Духа Святаго». Самыми распространённым среди них было написание букв ΧΜΓ (χμγ), криптографически обозначающее призыв к очищению[lxxv], а также выражение «το φωζ τικτει το φωζ» — «свет рождает свет», интерполированное позднее в Символ Веры[lxxvi]. Кн. Дидактическим принципом было Писание. Позднее Лаодикийский собор внёс запрет на их использование в народной практике[lxxiv].Тем не менее, в древний период христианства среди бывших язычников практика использования амулетов была весьма употребляема. Не так страшно, если, словно во втором ковчеге, в Церкви окажутся ворон и коршун, волк и собака, а также змея. 3, 13), в отношении к распятию их традиция усвоила себе экспрессию hl’T’ «повесить [на дереве]». Весь этот рассказ святой представляет как исполнившуюся космическую мистерию: с одной стороны, греховное человечество; с другой, воплощённый Логос: «Слово Божие, возвещенное во всю землю вышедшими из Иерусалима апостолами, произвело столь великое превращение, что сами (народы) мечи и военные копья переделали на орала и изменили на серпы, на мирные орудия, данные для собирания хлеба, и уже не умеют сражаться, но, получив удар, подставляют и другую щеку, то не о другом ком сказали это пророки, но о Том, Кто сие совершил. De idololatria 24.[cxiv] Cyprianus Thascius Caecilus. Это греческая реплика еврейской «вав». 15.[lxxix] Thoby Paul. «колеса»). Крест — образ трудного личного подвига и работы над собой, «отёсывания камней» и «возделывания земли», знак орудия спасения (Ерм. Следует добавить, что образ креста как колесницы также встречается в святоотеческих творениях, в частности об этом говорит преподобный Феодор Студит: «Ныне совершается поклонение трёхсоставному кресту, — и все четыре страны мира в радости совершают празднество. Понятие это произошло от того, что крест, как уже выше говорилось, чаше всего состоял из двух частей: первой (stipes) – собственно «столба», укреплённого в земле, и второй (patibulum) — перекладины, которую фиксировали на столб во время казни[iv]. Arriani Dissertationes Epic­teti, VI, VII, 6[xxv] О семантическом тождестве понятий см.: Прот. Сразу после этого у лежащего на земле осуждённого изгибали ноги в коленях и ставили ступни на подложенную снизу твёрдую основу. 246-247.[lxx] Святой Ефрем Сирин, творения, том 5, изд. 81-82.[xcv] Преподобный Феодор Студит. Так, в 26-й главе «Против гностиков или борборитов» он пишет, что они учили, что у еврейского бога (называет одно из имён Божиих) «лицо осла, другое лицо – поросёнка. Для этого брали перекладину с концов и водворяли в замок не вершине столба. Фраза святого «как Он соединял начало с концом и есть Господь обоих (в оригинале дословно Господин «того и другого»), то в конце показал орало»[xc], по мнению этих исследователей есть не что иное как словесный эквивалент магическому квадрату[xci].Ясно, что квадрат пропитан символикой креста, и этот крест есть знак пришедшего в мир христианства. Последний интерполирует в этом месте собеседника и к Писанию, и ко Христу: «а этот у вас называемый Христос был бесславен и обесчещен, так что подвергся самому крайнему проклятию, которое полагалось в законе Божием, — был распят на кресте»[xi]. 6.[xcvii] При переводе этого места на русский язык переводчики, плохо знакомые с морской терминологией, употребили голландское слово «райна». Echos d’Orient, tom 36, № 186, 1937, рр. В нём видят трагическое рассеяние Израиля с попыткой духовного преемства в Ямнии. То есть корабль Ипполита тоже завершён именем. 59.[xcix] Dölger F-J. Против ересей. Les premiers images chretiennes, Librairie Arthème Fayard, Paris, 1996, p. Святитель Климент Александрийский прямо называет Христа пахарем — ’αροτήρ[lxxi].В контексте рассмотренного выше следует заключить, что орало — образ креста, Христос – Делатель, и всякий последующий за ним — «соработник» на ниве «Господина жатвы». 81-86; D.A.C.L., ( Dictionnaired’archéologiechretienne et de liturgie ), derigé par F. И вот корабль, [плыл сам по себе] под парусом и не было на нём ни моряков, ни капитана. У дерева Бог явился Аврааму» (Быт. Суть его заключалась в том, что в центральной части квадрата расположено слово TENET («держит»), которое читается крестообразно, при этом первая и последняя буква Т (tau) с обеих сторон обрамляются все теми же «А» — альфой и «О» омегой[lxxx]. В контексте сказанного выше буква Т (tau) (крест) обрамляет слово TENET, образуя таким способом образ креста. Это своего рода набедренная повязка, сродни той, что одевали гладиаторы на ристалищах. Тем же, кто упал с корабля, не выплыть из глубин, тем, кто с него сброшен, не избежать погибели, тем, кто погряз в идолопоклонстве, не одолеть водоворота. III, Подобия. Они обозначают ревнителей веры, учителей и учёных, которые, с одной стороны, укрепляют чад Церкви, а с другой, — защищают её разумом и силой речей от нападающих извне язычников и еретиков. 1935.[lxxxi] Bogatti B., «Una pagina inedita sulla Chiesa primitiva di Palestina». 6, 4-7): сим действием пророк показал, что крепкое Слово Божие, которое по небрежению мы потеряли чрез древо и не находили, опять получим чрез домостроительство дерева. <…> А чего не было в ковчеге, не должно быть в Церкви»[cxiii]. Моисей <…> с жезлом <…> рассёк море <…> источил воду из камня. Самые древние Римские монетыимели на одной стороне изображение головы Януса, на другой — корабля.Для сознания эллинов символ Церкви – корабль со знаменем креста, управляемый Христом — весьма ясно передавал образ нового христианского миропорядка. Les premiers images chretiennes, Librairie Arthème Fayard, 1996, p. 4; Bogatti B., Scoperta di un cimitero giudeo-cristiano al «Dominus Flevit», Liber Annuus (Studium Biblicum Franciscanum), III, 1952-1953, pp. 1, 8). Конечно, христиане не могли принять такие надписи на своих надгробьях и стали писать D.M., что переводили как D(eo) M(agno)[xxxix]. Давид говорит, что праведный «как дерево, насаждённое при проходах рек <…> и праведник «процветёт как финик» (Пс. Ириней Лионский в книге «Против Ересей» о природе воплощения Логоса говорит: «Слово Божие <…> произвело <…> великое превращение. и Ефрона И. Это позволило Богати заключить, что данная надпись была известна ещё в иудео-христианский период Церкви[lxxxi]. Comptes rendus de l’Académie des Inscriptions et Belles-Lettres, Paris, 1953, p. В продолжении сорока дней глашатай ходил перед ним, крича: «Он должен быть бит камнями, потому что занимался колдовством, соблазнил Израиль и увлёк его на восстание; кто имеет сказать что-либо в его оправдание, пусть придёт и свидетельствует!» Но не пришло никого, чтобы его оправдать, и его повесили в канун Пасхи»[xii]. Археологические детали практики распятияЕщё более ужасающей и отталкивающей была эта казнь при ближайшем рассмотрении. 2, 1, 12.[xvii] Sanhédrin. Les premiers images chretiennes, Librairie Arthème Fayard, 1996; Peneaud Philippe. Поэтому все вышеперечисленные символы христианства, даже если они возникли хронологически раньше рождения Христа, после Его распятия стали вторичны и воспринимались в полноте своего значения только через Его Крест. III, Гл. «Каждый из нас, — говорит святой Иустин, — будучи прежде исполнен войною, взаимным убийством и нечестием всякого рода, по всей земле переменили воинские оружия, — наши мечи на оралаи копья на земледельческие орудия – и мы возделываем благочестие, праведность, человеколюбие, веру, надежду, данную самим Отцом через Распятого»[lxiii]. 387-388.[liv] Св. У самых ранних апологетов ссылки на ветхозаветное писание встречается чаще, чем на книги новозаветные.Главным предметом апологии было обращение к мессианским текстам Закона и Пророков. Его второе название — «Завещание Неффалима». Это именно ascia lapidaria — инструмент резчиков по камню и каменотёсов[xxxv].В Древнем Риме существовали цеха и артели, занимающиеся погребальными процессиями и в частности изготовлением надгробий и саркофагов. В свою очередь Т (tau) обрамляется буквами «А» и «О», которыми в архетипе — еврейском алфавите — являются Алеф и Таф. Крестом здесь священномученик показывает пересечение мачты и реи. Распинаться за Распятого для них полный абсурд, тема, над которой можно только «от души посмеяться». Paris, 1955, с. 82-87.[xlv] Против Ересей. Послание к Ефесеям. Он указал ему место. raa, нем. В разговорной речи обычно звучала экспрессия – «suspendit in patibulo» — «повесить на перекладине». L. Во Франции он найден в Библии эпохи каролингов, датируемой 822 г. 81.[xciv] Tristan F. Их изображения также сохранились на фресках катакомб и саркофагах. Фоссор, держащий топорик ascia и правило (канон).Изображение на римском надгробии Однако фоссоры не были только копателями гробов. Впрочем, в Иудее были свои религиозные требования[xvii], и власти империи, чтобы не возмущать народ, порой придерживались их. Кн. Иными словами, не только перед вновь обращёнными христианами, но и перед самими последователями Христа стоял вопрос: как совместить крест — орудие ужасной смерти, придуманное язычниками, — с трагическим убийством на нём обетованного и ожидаемого веками Мессии.Известная фраза апостола Павла «мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для эллинов безумие» (1 Кор. СПб, 2007. Так, по обычаю иудеев, если казнимым был мужчина, ему надевали набедренную повязку спереди, если женщина, то спереди и сзади. Здесь у Иринея крест показан инструментом очищения.Позднее, уже в зрелый век богословия и экзегетики, объясняя указанное место из книги Царств, Дидим Слепец предметно говорит о славе креста: «Железом, упавшим в темную пропасть, обозначается лишенная света человеческая природа. или SVB ASCIA D.D. На русском языке: Св. К. La formule magique – Sator – Apero. S. Позднее в Церкви они были включены в клир, освобождены от налогов ( lustralis collatio )[l], молитва о них включена в тексты богослужений (в славянском «труждающiеся»). А. Она одета в нижнюю одежду, которая её прикрывает сзади. XXXI).[ix] «Patibulum ferat per urbem deinde affigatur cruci», Пусть он несет патибулум через город, затем пусть будет пригвожден ко кресту. Среди прочих символических знаков, изображённых на языческих, еврейских и христианских саркофагах II-го и III-го веков, топорик аския встречается чаще всех. Или в другом месте: «Как виноградная лоза, оставленная без всякого ухода, пропадает, заглушается травами, со временем делается дикою и бесполезною для хозяина, так и эти люди [грешники], отчаясь в себе самих, одичали и стали бесполезны для своего Господа»[xlvii].«Выполоть сорную землю», то есть употребить топорик asciafossoria, в контексте книги обозначает очистить себя добродетелями, что возможно только по плодам креста Христова. SC 7bis, P. Р. p. : Protrepticus und Paedagogus, Stahlin Otto Dr., Griechische christliche Schriftsteller, Leipzig. Слово на поклонение честнаго и животворящего Креста среди четыредесятницы.[xcvi] Testa P., Fruttuose ricerche archeologiche palestinesi. Видения 3, VI.[xliii] Святитель Игнатий Богоносец. Второе слово написано по латыни: fidelis – верный. Les premiers images chretiennes, Librairie Arthème Fayard, Paris, 1996, p 565-566. «arpent»)[lxxxiii], tenet (лат. Если для Творца возделывание «дикой земли», нашей падшей природы, потребовало громадных усилий, то и каждому христианину следует понимать невероятную трудность своего личного спасения. Яснее сказать невозможно: знамя, штандарт христиан – крест Христов.Анализ общечеловеческой истории стилей показывает, что образ корабля в языческой культуре греков, римлян и египтян является самым устойчивым символом бессмертия. Editions du Seuil, 1961, p. Латинская надпись квадрата на этом манускрипте продублирована греческим минускулом: sator «ο σπειρων» arepo «άροτρον» tenet «κράται» opera «έργα» rotas «τποχούς». Если бы не было в этом правды, то проницательная молване приписывала бы им столь многих и отвратительных злодеяний. С. Это Слово, скрывшееся от нас, обнаружено, как я сказал, домостроительством дерева. Ни в прохладе, ни в комфорте, ни в рассеянной теплохладности спастись не возможно, почему ранние подвижники Церкви и показывали крайнюю степень аскетизма. Гл Х. Для одних распятие было «бессмысленным фанатизмом», для других — средством достижения славы.Факт исцеления на кресте человечества сразу вступил в противоречие с «ветхой» логикой мира. Epistula 4, 4 et Epistula 73, 21,2. Итак, очистив грехи народа Своего, Он показал им путь жизни и дал им закон, принятый Им от Отца»[xlix].Поэтому фраза «посвящённый под аскией» понималась как аналогия быть посвящённым кресту, ибо крест — то орудие, которое позволяет человеку «обрабатывать» душу и тело для освобождения от греха. Тема обработки землиИнструментом asciafossoria пользовались также и землекопы, в частности гробокопатели, строители римских катакомб, которые так и назывались по инструменту fossores — «фоссоры». Это фоссоры с лопатой, они также встречается на фресках катакомб. Editions du Seuil, 1961, p. 2004; Энциклопедический словарь Брокгауза Ф. Мир преобразился, человек стал «новой тварью» (2 Кор. Так назывались люди, работавшие на земле, обустраивавшие и возделывавшие её[li].И здесь следует вспомнить фразу Святого Иринея Лионского о возделывателе «дикой земли». франц. Oratio, XVI.[xxiii] Лукиан. «Sol Salutis», Münster, 1925, p. Знак христиан как новой твари, переменивший их из ветхой (Иустин Философ), живущих по новому закону, то есть Новому Завету (Иустин Философ).Крест – одновременно и образ помощи Христовой, наш сотрудник, плодами которого мы спасаемся (прп. Éditions du Cerf, 1994; De Mysteriis 52, Bernard Botte 125. СПб, 2007., О рождестве блаженнейшей Марии и детстве Спасителя. Поэтому всё окружающее бытие подверглось редакции через эстетику креста. Он состоял из вертикального бруса-вала, заострённого внизу и заканчивающегося железным раломъ, и рукояток (manicula, manibula), которые прикреплялись к этому валу в виде горизонтального бруска сверху[lxii]. 88.[lxvi] См.: Книга Апокрифов. Несмотря на наличие многообразия во мнениях, автор выделяет несколько понятий, которые связывались с Крестом Христовым – образы плуга, топора и корабля. 105-106.[lxxxiv] Mescher C. Apologeticum. Название такого креста употреблено в апокрифическом Евангелии «О рождестве блаженнейшей Марии и детстве Спасителя», где учитель Закхей произносит: «Может ли жить Дитя это на земле? XII,8.[cxiii] Tertullianus. Он как образ надежды встречается на геммах, перстнях, надгробьях, саркофагах, погребальных камеях, рельефах, стелах, гробницах и ассуариях. Le mistère d’un symbole chrétien, l’ascia. IV.[xlvi] Ерм. Генезис и эволюция иконографии Креста в ранней Церкви. На нём есть парус, который ведёт судно с именем «корабль Иакова».Сопоставим это повествование с высказыванием Ипполита Римского. своего предстоятеля и священника, и благоговеют как бы пред действительным своим родителем. Факт Его пришествия, страдания и воскресения расколол привычное всем «ветхое сознание», тотально отредактировав и перестроив весь спектр цивилизационных понятий. IV, Гл. VI, 14.[xviii] Цит. t.I, col. 161-180). Наконец, Крест есть знамя христианства, приводящее нас к райской жизни. И закричал он и сказал: ах господин мой! D.A.C.L. Когда дело касалось гонения на христиан, истязатели специально вешали жертву ниже, чтобы её было легче достать хищникам, как это мы видим у Евсевия Кесарийского, рассказавшего о страдании святой Блондины в Лионе[vii]. G., XXII, 712 C-D.[lix] Св. Как известно, они изображали этой буквой знак имени Мессии, то есть крест[cxxii]. Знамя христианстваИтак, в Древнем Риме распятие на кресте было ужаснейшей казнью, к которой приговаривались самые опасные преступники. Перевод и аннотация сделаны Siouville A, Paris, 1991.[ciii] Образ такой Церкви в виде лампады весьма распространился на Западной Европе в средние века, там вместе с Христом появляется ещё один персонаж — апостол Пётр. Эту фразу святого Иринея можно понять как скрытую полемику с гностиками, которые слова евангелиста Иоанна Богослова «один сеет, а другой жнёт» (Ин. Этот архаический тип сохи действительно похож на крест. Одна из тем, которую он выделяет: древо жизни и жезл – символы (Креста) Христа[xxv]. Фраза «S(ub) A(scia) D(edicavit)» — «посвящённый под аскией» говорила о необходимости с помощью топорика asciafossoria, то есть мотыги, вырвать-прополоть вокруг себя сорняки. 106.[xcii] Carcopino J. «Отчий дом», 1995, беседа 150 «на воскресение Лазаря», стр. Le Crucifix des origines au concile de Trente, Nantes, 1959. Здесь у Тертуллиана древо (крест) уже не страшное орудие страдания и смерти у язычников, но образ спасения и освобождения всего человечества.Образом соединения железа и дерева ранние апологеты передавали образ воплощения Слова Божия. III, Подобия. Один гладиатор по найму выставил картину с такою надписью: Deus christianorum Onocoetes (Бог христиан Онокоетес). Ириней Лионский. Вендрис[lxxxvi], а годом позднее Жан Оркибал[lxxxvii] дали новый вариант прочтения: «Сеятель [вместе] с оралом держит колёса [судьбы]», с которым Карпорино согласился[lxxxviii].Логика всех исследователей истекает из означенной выше темы: оралом, древние христиане обозначали крест. И сказал человек Божий: где он упал? Это посвящение-жертва божествам «манам», в римском языческом пантеоне — душам предков. Речь идёт об известном пассаже пророка Исаии (II, 2-4). После чего прибивали ноги. 6.[xix] Книга Апокрифов Ветхий и Новый завет. Она возделана оралом креста, и терния искоренены на ней совершенно»[lxx]. И далее Иустин пишет: «Елисей, бросив дерево в реку Иордан, вызвал со дна тяжёлый топор»[xxvi].Этот пример из 2-й книги Царств на первый взгляд кажется весьма отдалённым от обозначенной нами темы. 9, 38 и др.). 14. Левий, на голове которого было покрывало, молился Господу. И в этом случает речь идёт о кресте. Поэтому в «Диалоге с Трифоном Иудеем» святой Иустин Философ приводит образ другого корабля, который был символом спасения в Писании — Ноева Ковчега. «сеятель»), arepo Даниэлу производит от кельтского arap («определённый участок земли») – arepennis (совр. Как мы знаем, для иудея это знак Иезекииля, знак имени Божия, что для христиан стало знаком Сына Человеческого. 2943-2974; Daniélu Jean, Les symboles chrétien primitifs. Антиномичность проблемы заключалась в том, что надо было передать эту идею боговоплощения и спасения через средства, образы которых отсылали к «ветхой» реальности. Ранее в этом же «Диалоге» Иустин говорит: «Рассмотрите все вещи в мире, устрояется ли что без этой формы, — имеется в виду формы креста, — и может ли быть без неё взаимная связь. Вся последующая история человечества характеризовалась только тем, какая из этих двух моделей имела в своих рядах больше приверженцев. «держит») – opera (лат. И с неба раздался голос: “Проповедал ли Ты спящим?” И в ответе послышалось со креста: “Да!”»[xxxii].Святой Ириней Лионский в другом месте показывает образ воплощения Слова Божия, приводя тот же пример из 2-й книги Царств: «Ибо когда бывшие с ним пророки рубили деревья для устройства жилища и железо спало с топорища в Иордан и не было найдено ими, то Елисей пришел на самое место и, узнав случившееся, бросил дерево в воду, и после того всплыло железо топора, и потерявшие взяли его с поверхности воды (4  Цар. Обычай распинать без одежды не всегда строго соблюдался и в Риме. Геймана). CX, 3.[lviii] Евсевий Кесарийский. Об архитектуре ( De architectura libri decem ). 37) понимали как противопоставление «творца» Демиурга и «мздовоздаятеля» Христа.Логика святого понятна: как крест под образом орала фигурирует в самом начале «засеивания» — творения мира, так тот же крест-орало будет и при последней жатве — конце света. 86.[xxvii] Там же.[xxviii] Tertullian: Adversus Judaeos XIII, 19; P.L., II, 676.[xxix] Св. Книга. Это Господь наш, и на Нем (оказалось) истинным сказанное, <…> в котором дерево соединено с железом и так очистил землю, ибо крепкое Слово, соединившись с плотью и в таком виде пригвоздившись, очистило дикую землю»[xxix]. Panarion 26.10.6.[cxxii] Павел Недосекин, протоиерей. СПб, 2007., Евангелиие Младенчества, Гл. Диалог с Трифоном иудеем. При переложении на славянский с последующим русским переводом, не имевшим аналога латинскому термину, в этом месте употребили слово «полотенце». 2947-2954.[xlii] Ерм. Другие говорят, что эти люди почитают… IV, Гл. 284-285.[lii] Св. Studies in Magical Amulets chiefly Graeco-Egyptian, Ann Arbor. 2, 2-4). 5, II.[xlvii] Пастырь. IX.[xliv] Tristan F., Les premiers images chretiennes, Librairie Arthème Fayard, Paris, 1996, p. Множественные последующие распятия христиан с их жаждой мученичества повергали гонителей в растерянность, шок и озлобление. 105-113.[cii] Les Homélies clémentines. Une hypothèse sur le carré magique. 1953, а также: Thoby Paul. В соответствии с указанием Второзакония (21, 23), проклят пред Богом [всякий] повешенный [на дереве](ср. 5. Его изображения XV века вырезаны на стенах замков в Шиноне, Агнессы Сорель в Больё, в Жарнаке и в одном из домов в Лё Пюи. Кн. Уже говорилось, что в первые десятилетия христианства осмысление Тав (креста) как знака Мессии и креста (σταυρος – crux), как орудия страдания и смерти, не воспринималось приверженцами новой веры как тождество и даже понималось различно[iii]. То есть центральным основанием и доводом разума, его критерием истинности к новому пониманию мира и истории стал Крест. Так же, как с помощью креста Господь очистил нас, «дикую землю», от грехов, так с помощью символа креста — топорика ascia fossoria — мы должны прополоть, вырвать сорняки своей души для посмертного пребывания.Пример такого понимания мы видим в той же книге «Пастырь»: «Раб <…> стал рассуждать сам с собою: я исполнил приказание господина, вскопаю теперь виноградник, и он будет красивее; а если выполоть сорную траву; он, не заглушаемый сорняками, даст больше плода»[xlvi]. 1, 24). 40-42. XI, 3. Ареол его распространения весьма точно совпадает с местами базирования галльских легионов, что даёт возможность считать его воинским амулетом первых галльских христиан. Греческий эквивалент термина — ορυκτης. 165-169.[xl] См. Жесткость этого мира, погружённая в бездну заблуждения, освобождается древом Христовым, то есть Его страданиями»[xxviii]. по: Ранние Отцы Церкви. 1905, p. Бросивши дерево в горькую воду Мерры, он сделал её сладкой. Однако значение фразы вызывает у исследователей полемику[xl]. «В ночь же перед днём Господним <…> увидели <…> небо отверстым и двух людей, сходящих в светлом сиянии и приближающихся ко гробу. Это — Господь наш, и на Нем (оказалось) истинным сказанное; потому что Он сделал орало и принес серп, то есть, первое посеяние человека, которое выразилось в создании Адама, и в последние времена собранные чрез Слово плоды, и так как Он соединял начало с концом и есть Господь обоих, то в конце показал орало (соху), в котором дерево соединено с железом, и так очистил землю, ибо крепкое Слово, соединившись с плотиюи в таком виде пригвоздившись, очистило дикую землю»[lii].Орало (плуг) как знак креста Пророк Исаия, пророчествуя о грядущих мессианских временах, говорит, что от Сиона выйдет закон и новое учение из Иерусалима, они совершенно поменяют людей, которые будут ходить стезями Божьими (Ис. Editions du Seuil, 1961, где приводится цитаты на стр. В контексте Библии «Кадош» только один Бог — «Кэдош Исраэль», ибо этимология слова восходит к понятию «абсолютной отделённости от всего». Исследователь даёт ему такой перевод: «Сеятель с оралом поддерживает (удерживает) труды колёс». Исаия предсказал, что от корня Иессеева родится жезл – Христос. топор) и ascia lapidaria (5) для работы с камнем, кирпичом, в том числе и по резьбе по ним. Книга VII.[xxxv] См. Её культивация во вселенском масштабе потребовала больших трудов от Творца.В Новом Завете Господь говорит: «никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадёжен для Царствия Небесного» (Лк. В своём слове «О крещении» он акцентирует слушателя на понимание образа Церкви. такую же надпись обнаружили на штукатурке одной из колонн палестры в разрушенных Везувием Помпеях.Более поздние изображения этого криптографического квадрата также связаны с ареалом галльской языковой культуры. Кн. Павел Недосекин: «Генезис и эволюция иконографии креста в ранней Церкви», Часть 1. Далее автор пространно описывает аллегорическими образами устройство этого корабля: его владелец Бог, Христос – капитан[ciii]; епископы – смотрители (πρωρεύς); пресвитеры – экипаж (матросы, ναυταί); дьяконы — старшины над гребцами; катихизаторы – стюарты (проводники) (ναυστόλογοι); пассажиры — община братства; мир – смертная бездна моря; противный ветер – искушения; большие волны – гонения, опасности и несчастья; потоки боковых ветров — обольстители и ложные пророки и т.д.. Марк Аврелий[xxi], Элий Аристид[xxii]; Лукиан[xxiii], Эпиктет[xxiv] видят в этом только «ненужный трагизм», порождённый бессмысленным фанатизмом. Феликсом Гроссером, который показал, что квадрат заключает в себе 2 крестообразно пересекающихся первых слова молитвы Господней «PATER NOSTER» — «Отче наш», обрамлённые со всех четырёх концов двумя буквами «А» и двумя «О» как знаков уже известных апокалипсических Альфы и Омеги[lxxix].  А PATERA  PATER NOSTER  OOSTER__O В 1934 г. Во всяком случае, в отношении ко Христу, упоминания о котором в иудейских памятниках редки и криптографичны, употребляется именно эта экспрессия. Перевод с латинского Вега (В. После этого пробивали гвоздями ноги. 177-178.[xx] Евангелие от Никодима. 57.[cxii] Tertullianus. 198-206.[lxxxiii] Daniélu Jean, Les symboles chrétien primitifs. Во всяком случае, наличие в данной надписи знака креста (который всё «держит»), обрамлённого знаками апокалипсиса, является в квадрате центральным[lxxxii].Все самые древние находки квадрата были связаны с местами дислокации галльских легионов. Иеремия также говорит: “Слово Господне как молот разбивающий камень” (Иер. Они считают, что речь идёт об asciafossoria.             Крест — топорик ascia fossoriaСмысла это не меняет. Этот термин затемняет значение фразы. 34. Последняя фраза весьма конкретна: «Quod in arca non fuit in Ecclesia non sit», она заявляет по существу: «как в древнем мире спаслись только те, кто был в Ноевом ковчеге, так и сейчас, спасутся только те, кто в Церкви».Эта фраза, данная в инверсии, звучит и у святителя Киприана Карфагенского: «Находящийся вне Церкви мог бы спастись только в том случае, если бы спасся кто-либо из находившихся вне ковчега Ноева»[cxiv]. То же утверждение и у Святителя Амвросия Медиоланского[xxxi].Следует добавить, что все перечисленные характеристики креста (образ искупления, освобождения, славы и прочего) в эту эпоху базируются на осознании, что он, в силу своего соединения со Христом, носитель могущества Божия. Так как распятие почитали только христиане, то, следовательно, автор этим показывает их основной религиозный символ.Более того, наверху справа он изображает Y — ипсилон, который он мог видеть у иудео-христиан. Le Visage du Christ. Антология. 68. 34. Фраза Плавта «я дам талант первому, кто устремится на крест, при условии, что будут дважды пригвождены ноги и руки»[xvi] была всем понятна.Все это зрелище устрашало ещё и тем, что осуждённых по римскому обычаю обычно распинали без одежды. Лес «столбов» (stipes) ставился в Риме и в разных частях империи при подавлении восстаний, однако если казни совершалась в провинции редко, то кресты изготавливали заново. Знак «силы и власти Христовой» (Иустин Философ). Ириней Лионский. 95-107.[xxxvi] Tristan; F. В главе десятой этих Актов читаем: «…воины сняли с Него одежды и опоясали чресла Его полотенцем»[xx]. Антиномичность крестаТема креста-распятия в истории человеческой мысли после евангельских событий стала самой противоречивой, разделившей сознание человечества на две противоположные модели восприятия мира. Он указал институт дела спасения – Церковь, указал механизм её природы и внутреннего устройства. 138.[cvii] Святой Иустин Философ. Если столб употреблялся впервые, сначала «примеряли» длину ног и, несколько изогнув их в коленах, намечали место для гвоздей. В 4-й книге «Против ересей» он, говоря о природе человека, употребляет словосочетание «дикая земля». По бокам всех четырёх сторон центрального слова, написанного крестообразно и обрамлённого в начале и конце крестом — буквой Т (tau) изображены А и О, которые в Апокалипсисе (Альфа и Омега) есть символы Христа (Откр. Надо было найти средство, знак, знамя новой веры, новой реальности, сообщающей о том, что Бог воплотился и спас человечество. Revue de l’Histoire des Religions, 1954.[lxxxviii] Carcopino J. Осуждённый, получив болевой шок в руках и ногах, не мог оказывать большого сопротивления. 4-5.[lx] Прот. Le mystère d’un simbole chtétien, l’ascia. 14.[lxxx] R.P. Здесь Иустин показывает древо (крест) образом искупления.Тертуллиан демонстрирует это ещё более рельефно: «Что может быть светлее этой деревянной фигуры? А он взят был на подержание! 93,13). 6, 4-6).Иустин Философ, комментируя этот рассказ, добавляет: «…и Христос наш искупил нас, погружённых в тягчайшие грехи, сделанные нами, — через своё распятие на дереве…»[xxvii]. 278.[c] См. Москва, Паломник, 1999.[cxv] Cyprianus. 9, XXVI.[xlviii] Пастырь. 23, 29). Однако, кроме повествования о выходе «от Сиона закона», это место показывало свершившееся боговоплощение и большие труды Творца по возделыванию «дикой земли».В контексте рассматриваемой темы, когда дерево, соединенное с железом понималось как прообраз креста в (секире) топоре, молоте, также оно видится у святого и в образе орала (сохи). Сотериология, христология, учение о кенозисе, так подробно позднее проработанные Отцами Церкви, в этот ранний «шарнирный» момент «межзаветного» времени требовали своего анализа, осмысления и усвоения. Это последнее утверждение очень хорошо видно из символического понимания древних христиан креста как паруса, водруженного на корабле, как образе Церкви Христовой. 15.[xc] Св. Творения священномученика Киприана, епископа Карфагенского. (Hunc Iesum habetis, fratres, ianuam, lumen, uiam, panem, aquam, uitam, resurrectionem, refrigerium, margaritam, thesaurum, semen, saturitatem, granum sinapis, uineam, aratrum, gratiam, fidem, uerbum: hic est omnia et non est alius maior nisi ipse; ipsi laus in omnia saecula saeculorum. L’Osservatore Romano, 25 septembre 1960, p. Comptes rendus de l’Académie des Inscriptions et Belles-Lettres, Paris, 1953, p. Повод к такому мнению подал Корнелий Тацит. Следовательно, крест и вообще распятие понимались язычниками как символ той религии, которая родственна иудаизму и произошла из неё. Иустин Философ. 1976.[lxxvi] Bonner C. Это позволило специалистам при переводе слов квадрата обратиться, кроме латинских, ещё и к галльским языковым корням.Известно несколько вариантов прочтения фразы «sator arepo tenet opera rotas». Даже своим наименованием они избрали слово «святые» (a[gioi), (Кол. 178.[xxxiii] Против ересей. 3. в Дура Европа, на берегу Евфрата, было открыто 4 таких граффити в бывших помещениях римских когорт, которые стояли там с 196 по 256 г. Голова у фигуры ослиная и изображена в профиль. «О единстве Церкви».            Главный знак христиан в восприятии язычниковНо каким был знак новой христианской веры у язычников? Инструменты для работы также делались каждой профессиональной корпорацией отдельно и отличались от таковых, изготовленных в других цехах[xxxvi]. Крест — топорик ascia lapidariaНередко топорик-ascia изображался на саркофагах, его значение было символично, равно как и надписи — аббревиатуры, которыми покрывалось каменное надгробье. Святой Ириней вводит понятие «дикой земли» в объяснение другого мессианского пророчества. Bulletin de la Société des antiquaires de France, 1874, t. Кроме того, автор в публикуемом материале сумел аккумулировать большой объем вспомогательного материала, посвященного историческим замечаниям, обзору культурной среды латинского, греческого и иудейского мира. «Обрёлся наш отец, и мы все соединились во едином сердце»[cix].Повествование ещё полностью не изучено. Так, Леклерк считает, что римский порядок распинать обнаженного не следует понимать буквально, так как «без одежды» не значит, что снимали и повязку subligaculum, которую носили под одеждой[xviii]. t.I, col. И далее, святой говоря о христианах, как о новых людях, которые «не будут более учиться воевать» (Ис. Надо его совсем искоренить, уничтожить. стр. Le Crucifix des Origines au Concile de Trente, Nantes, 1959, p. На нём изображена фигура со спины. Христианам фраза была понятна. 165-169.[xli] D.A.C.L. Дикой землёй святой называет нашу падшую природу. Под всей сценой надпись, сделанная греческими буквами: ΑΛΕΞΑΜΕΝΟΣ ΣΕΒΕΤΕ [=σεβεται] ΘΕΟΝ («Алексаменос обожает [своего] бога»). Но именно так, в муках «мучеников-свидетелей», у носителей новой веры рождался новый преображённый разум, базирующийся на эстетике Креста. Крест – родоначальник «новой твари»На стыке двух эр, когда иудейские рыбаки возвестили миру о пришествии Мессии, произошёл невероятный интеллектуальный взрыв, выразившийся в глубоком переосмыслении Закона и Пророков среди адептов пришедшей мессианской религии из иудеев и переосмысление всего миропорядка среди эллинов. 146.[iv] «Potibulo suffixus in crucem tollitur», — пишет Матерн в IV веке. 82-94.[cxvi] Tristan F. Эти люди узнают друг друга по особенным тайным знакам и питают друг к другу любовь, не будучи даже между собою знакомы; везде между ними образуется какая-то как бы любовная связь, они называют друг друга без разбора братьями и сестрами для того, чтоб обыкновенное любодеяние чрез посредство священного имени сделать кровосмешением: так хвалится пороками их пустое и бессмысленное суеверие. сборник кумранских рукописей на фр. Трисран считает, что это буква гамма «γ», написанная минускулом.[cxvii] Tertullianus. XXXV, p. Автор повествует: «я видел нашего отца, который плыл на корабле в прибрежных водах Ямнии, и мы [12 патриархов] все были с ним. Péneaud Philippe. На их саркофагах нередки изображения короны, пальмы, топорика ascia, рыбы, якоря, позднее хризмы и креста. Иногда чтобы продемонстрировать всему народу правосудие над каким-то известным преступником, сооружали для обозрения всем crux sublimis – большой крест или, точнее, «крест высокий»[viii].Синонимом распятия было также словосочетание «нести перекладину — patibulum ferat», при упоминании которого современники понимали, что речь идёт о распятии[ix]. Грекоязычная традицияТакое же словосочетание было и в греческом языке, здесь две части креста называли «ξύλον δίδυμον», то есть «двойное дерево» или «деревья-близнецы». Иустин Философ. Такими делателями на орале-кресте считались в частности мученики. Итак, в первом случае у Иустина образом креста является сам ковчег, во втором — парус корабля.Здесь следует остановиться. В кондаке святому великомученику Георгию, безусловно, и в силу значения его имени как «земледелец» c признаками игры слов, читаем: «В озделанъ (γεωργηθεῖς) отъ Бога, показался еси благочестiя делатель (γεωργός) честнейший, добродетелейрукоятисобравъ себе: сеявъ бо въ слезахъ, веселiем жнеши, страдальчествовавъ же кровiю, Христа приялъ еси и молитвами, святе, твоими всемъ подаеши прегрешений прощение». VIII, pp. Он говорил, что подлинное значение дела креста как знака славы Божией остаётся сокровенным и будет явлено только при кончине мира.Такая эволюция образа креста сохранялась до обращения Константина Великого в христианство и до обретения Древа Креста его матерью царицей Еленой. Символика последней была тесно связана либо с языческой культурой, либо с семантикой Ветхого Завета. Собственно само триединство человека с его постоянно дрейфующими разумом, волей и чувствами именно на Кресте Мессии нашло твёрдую опору, твёрдое и незыблемое основание к пониманию и осознанию разумом, волей и чувством самого смысла творения. Базовое слово «ascia» (топор-топорик) видоизменялось в соответствии со своей практической функцией. Каркопино нашёл его среди романских руин III века в британском городе Циренсестере. «Печать дара Духа Святаго»; Часть 2, «И имя Его на челех их»; Часть 3, «Положи в них словеса знамений Своих».[ii] Климент Александрийский. Sous la direction de Angelo Di Berardino, volume I, Cerf, 1990. Таким образом, мы видим, что греки, говоря о распятии, употребляли экспрессию «пригвоздить». Иудейская традицияХотя в предписаниях иудейского Закона казни через распятие не было, тем не менее, иудеи должны были иметь некий лексический эквивалент, обозначающий эту казнь у язычников. Paris, 1955.[lxxxix] Thoby Paul. <…> Лестница на ней, возводящая на высоту к рее[xcvii], – изображение знамения страсти Христовой (то есть распятия), влекущее верующих к восхождению на небеса»[xcviii]. Наконец оно было опубликовано в двух медицинских книгах в Лионе (1555 г.) и Милане (1557 г.) как средство против лихорадки в первом случае и против бешенства — во втором[lxxviii].Магический квадрат представляет собой определённую криптограмму – палиндром, состоящий из 5 слов, каждое из которых заключает в себе 5 букв. Мы посмеялись и над именем, и над изображением»[cxviii]. Слово о Христе и антихристе. При прочтении его построчно или столбиком или задом наперёд или снизу вверх он даёт всегда одно и то же повторение слов:                         R O T A S                                                        S A T O R                        O P E R A                                                       A R E P O                        T E N E T                                                        T E N E T                        A R E P O                                                       O P E R A                        S A T O R                                                        R O T A S Одна из попыток прочтения палиндрома была сделана в 1926 г. reihe, совр. Первый перевод сделал ещё в 1874 г. Этот текст имел большое распространение в начале христианской эры. «И пошел [Елисей] с ними, и пришли к Иордану и стали рубить деревья. Для ответа на поставленную задачу надо соблюсти три условия. Ефрем Сирин). L’Harmattan, Paris, 2009, p. Павел Недосекин. Христос, перворождённый всей твари, сделался также началом нового рода, возрождённого Им посредством воды и веры, и дерева, содержащего таинство креста, подобно как Ной спасся на древе, плавая по водам с семейством своим»[cvi]. По отношению к распятию Христа она упоминается в памятнике II века, известном как «Акты Пилата», или «Деяния Пилата», позднее вошедшем в первую часть апокрифического «Евангелия от Никодима», считавшегося в Западной Церкви самым авторитетным после канонических[xix]. См.: amulettes.[lxxiv] См. р. По причине сухости климата наибольшее число амулетов, написанных на папирусе, сохранилось в песках Египта. Его значение, осмысление, а главное, визуальное изображение на первых порах в силу сложности поставленной задачи и осмыслялось многосложно. Часть 1. А камни неотёсанные и грубые рассекаются и отбрасываются как «сыны беззакония»[xlii]. См.: Origène, Homélies sur la Genèse, II, 1. 60. Le Visage du Christ, Iconographie de la Croix, Paris, 2009.[iii] Daniélu Jean, Les symboles chrétien primitifs. «Ибо никакой виноградник не может быть очищен без труда и подвига. А Евсевий Кесарийский в этом пророчестве видит наступивший при Константине новый, легализовавший Церковь «Pax Romana», где объединились и освятились политика и экумена[lviii]. 148-184.[lxxxii] Vendryès J. Брюссель: «Жизнь с Богом», 1998. Он изображён на пергаменте XIII века, хранящемся в городе Орийак, здесь он дан как средство, помогающее женщинам в родах. Далее апологет прямо говорит, что христиане почитают крест: «Но и тот, кто полагает, что крест есть наш Бог, будет товарищем нашим в обоготворении его»[cxix].Впрочем, языческое суеверие и незнание христианства приписывало в римском обществе им множество пороков, о чём немало пишет Минуций Феликс: «…ужасные святилища этого нечестивого общества умножаются и наполняются по всему миру. Собственно этот термин обозначал всякого землекопа. Крест это образ силы Божией (Евангелие от Петра) и Его славы (Дидим Слепец), знак конца и эсхатологического воздаяния (Иустин Философ). Данная статья протоиерея Павла Недосекина посвящена динамике осмысления образа креста христианами в доконстантиновскую эпоху. IV, 734.[lvi] Ориген. В оригинале за русским словом «защита» скрывается греческое – φυλακτήρια, то есть собственно «амулет».Под термином «христианские амулеты» согласно данным археологии подразумеваются отрывки папирусов с изображением символов новой веры и священных текстов[lxxiii]. V.[xlix] Пастырь. Его считаю написанным после 70-го года, то есть разрушения храма Иерусалимского. об этом: Muratori, Thesaurus des inscriptions anciennes. Leclercq, H.-I. 2, 4), продолжает: «И мы, которые прежде один другого убивали, не только не враждуем с врагами, но, чтобы не солгать и не обмануть делающих допросы, с радостью исповедуем Христа и умираем»[liv].Следует заметить, что это одно из наиболее цитируемых пророчеств, которые в своих доводах приводили ранние христианские писатели. Глава: Полисемичность образа креста.[xxvi] Св. И отрубил он [кусок] дерева и бросил туда, и выплыл топор» (2 Цар. Osservatore Romano, 6 août 1960, p. Диалог с Трифоном иудеем.110.[lxiv] Собеседования (Collationes).            Факт распятия привёл перерождение ветхозаветной логики и к обновлению Завета, по сути, стал осмысляться как факт исцеления, спасения человечества. Церковная история, 5, 1, 41[viii] Caius Silius Italicus, Punicorum, Libri 2 , 344. Paris, 2009, p. См.: navia. Они были «отягощены» ветхими понятиями, которые не могли вместить «новое вино» христианства. Иустин Философ. 5, 48). Господь, благодаря долготерпению, как бы дремлет, пока, наконец, пробужденный молитвами святых, Он не уймет крайние невзгоды века сего и не возвратит Своим покой»[cxii]. Notes sur la tradition manuscrite : texte grec, versions arménienne et géorgienne. Попов М., 1907.[xcviii] Св. В Актах апостола Петра (конец II – начало III в.) в списке наименований Христа среди прочих Его эпитетов Он именуется aratrum (Оралом)[lxviii].Ипполит Римский показывает Христа, несущего крест как орало на своих раменах (плечах) и возделывающего им Церковь[lxix]. Здесь мы не привели даже половины подробного описания этого корабля — Церкви Христовой. 1, 22.[lxv] Св. О готовности уйти из жизни писал: «Я разумею готовность, вытекающую из собственного убеждения, а не только из желания быть в оппозиции, как у христиан; надо, чтобы это был поступок обдуманный, серьезный, способный убедить других, без примеси ненужного трагизма».[xxii] Элий Аристид. 8, 24; 14, 29-30), он заявляет: «Этот челн представлял собой образ Церкви. Диалог с Трифоном иудеем. Доктрина христиан о добровольном распятии Мессии звучала как скандал и провокация. О плотницкой работе Христа повествуют апокрифические евангелия: «О рождестве блаженнейшей Марии и детстве Спасителя»[lxvi], а также «Евангелие Младенчества»[lxvii]. Такими людьми ощущали себя первые христиане. Для язычников распятие было страшной карой преступникам, для иудеев – проклятием («проклят всякий, висящий на дереве»), для апостола Павла — знаком Божией премудрости и Божьей силы (1 Кор. «работа») – rotas (лат. В контексте огласительной беседы, вспоминая известное путешествие апостолов в ладье через бушующее Галилейское море (Мф. Если он спотыкался, то падал ничком, и вся масса перекладины ударяла его сзади, придавливая к земле голову. Витрувий, в «Десяти книгах об архитектуре»[xxxiv] говорит о терминологических различиях названия топора в античной строительной практике. Затем, выдернув гвозди из ног, поднимали осуждённого на столб. «Альфа и Омега», №2 (61), Москва. В в дополнение к вышеизложенному в одной из глав следует добавить, что Ориген в его подробном описании Ноева Ковчега как прообраза Церкви в гомилии на книгу Бытия интерпретирует описанные в Септуагинте тёсанные четырухкантовые брусья, из которых был устроен Ковчег, как образ людей, которые несут всю массу обитавших на судне (в Церкви) животных, а снаружи защищают корабль от волн и потопления. Книга III, Подобия. Однако он остается наиболее цитированным среди ранних христианских апологетов, говорящих о воплощении Логоса и о важности креста.Приведём это место. 55.[cviii] Les interpolation chrétiennes des Testaments des XII Patriarches et les manuscrits de Qumrân, Paris, 1960.[cix] См. В середине прошлого века исследования показали, что под влиянием Святого Иринея Лионского, в частности уже процитированных его высказываний, символ аския стал встречаться на христианских эпитафиях и восприниматься как тайный знак креста (crux dissimulata)[xxxviii].Значение первой аббревиатуры известно: D(is) M(anibus) S(acrum), её греческий эквивалент Φεοισ Καταχτονιοισ. Для них крест уже не только символический образ духовного возрождения, но и призыв к личному участию, личному переживанию креста. Слышно, что они, не знаю по какому нелепому убеждению, почитают голову самого низкого животного, голову осла: религия достойная тех нравов, из которых она произошла! Кн. исследователь Жульян Жерфанион дал другое объяснение квадрату, которое ему поведал один монах в Риме. Однако он называет Алексамена обожающим своего бога. 208-228, 302-312.[lxxvii] Wessely C. Епифаний Кипрский. 552-553.[cxxi] Св. Ищут, под чьим влиянием оно написано[cx]. Однако для христиан, для которых топорик ascia криптографически обозначал крест, всё выстраивалось в логическую цепочку.Обработать камень аскией для них обозначало побороть в себе страсти и стяжать добродетели при помощи креста. Под этим образом и распространялась новая мессианская вера среди иудеев и язычников. Paris. А что Слово Божие подобно секире, об этом говорит Иоанн Креститель: “уже и секира при корне дерев лежит” (Мф. Тексты Игнатия Богоносца, Поликарпа Смирнского, Иустина Философа, Иринея Лионского пропитаны параллелями и глухими ссылками на Ветхий Завет. Древом, изъятым и брошенным в место, где находилось искомое, обозначен славный крест»[xxx]. Однако для иудея образ миропорядка регламентировался законом и пророками. Всех, кого захлестывает поток идолопоклонства, заглатывает преисподняя <…>. Le Crucifix des Origines au Concile de Trente, Nantes, 1959, p. Marrou, 1-2 vol., Paris, 1935, col. Так, к примеру, всем знакомое нам выражение «орёл или решка» в древнем Риме звучало как «capita aut navia» («капита аут навия») — «голова или корабль». Ибо когда мы потеряли Его чрез дерево, то оно сделалось опять явным для всех чрез древо показывая в себе высоту, длину, ширину и глубину»[xxxiii].Здесь дерево — крест, орудие, исправившее бытие, а его соединение с железом (в топоре-секире), как уже показано выше, — образ боговоплощения, символ домостроительства, крестного спасения человечества с ярко выраженной темой эсхатологии.Топор, таким образом, взятый из повествования о пророке Елисее, и, как было выше сказано, молот, взятый у пророка Иеремии, стали криптографическим знаком креста или, по словам Дидима Слепца, «славного креста». Криптогафические образы крестаУ Иринея Лионского и Иустина Философа мы имеем два термина, обозначающих слово «топор», — греческое αξινη и латинское ascia. Эти слова Бога означают то, что в потопе было таинство людей спасаемых. Полный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке. (Эпод. То есть это была рекомендация для живых, чтобы готовили себя к «очищению» на смертном ложе[xliv]. И если в корабле Иакова собраны 12 патриархов — полнота дома Израилева, то в корабле Христа — 12 апостолов, весь дом нового Израиля. Криптографическое прочтение знака креста. Можно сделать вывод, что образ креста как основного знамени, знака, штандарта христианства известен в Церкви с самого её возникновения.Если «» tav для последователей ветхозаветной традиции был знаком Яхве, славы Божией, знаком, печатью Его имени, знаком ожидаемого Мессии, то крест распятия (ставрос) стал знаком Его пришествия. N.Y. Только Левий и Иуда плавали двое, держась за одну. IV. 157-165.[cvi] Святой Иустин Философ. «Райна» это простая «рея», то есть поперечное дерево на мачте, к которому прикрепляется парус (голл. Гл. Приведём уже упомянутую фразу Иринея Лионского: «Слово, соединившись с плотью и в таком виде пригвоздившись, очистило дикую землю»[xlv]. Этот крест-орало — в руках «Сеятеля-Христа», который есть Господин и «того и другого», то есть и «посева» и «жатвы»[xcii].Хронологически последний вариант перевода был дан Фредериком Тристаном, который, кроме указанных выше палиндромов, изучил ещё один, находящийся в национальной библиотеке Парижа[xciii]. Далее автор описывает, как налетел внезапный шторм и корабль, наполнившись водой, стал претерпевать бедствие. языке: La Bible écrits intertestamentaires. Используя символы, иносказания, криптографию, Церковь передавала через них суть значения своего главного знака — дело спасения человечества.У апологетов христианства и в первых христианских произведениях учение о боговоплощении (спасении) и распятии (кресте) передавалось как главная доктрина христианства. Они говорят, что это из-за того, что он запретил иудеям есть свинину»[cxxi].Рассмотренные выше высказывания древних авторов позволяют сделать вывод, что описанное граффити в Риме не мог сделать ни иудей, ни христианин: тому и другому такая картина представлялась бы как святотатство. – Гал. Корабль представляет собой «дом Израилев», надеющийся на эсхатологическое завтра. Paris, 1955.[xxxix] D.A.C.L. 82-87.[xxxvii] Там же. также: Daniélou Jean. «Травы, вырванные из виноградника, суть преступления рабов Божиих»[xlviii]. «О смерти Перегрина», 43.[xxiv] Эпиктет. Там тоже корабль, на котором знамя – крест. 83.[xxxviii] Wuilleumier H., Carcopino J. Главный же символ христианства — крест — в первую очередь теперь осознаётся как знак личной сопричастности к подвигу Христа. Крест-орало, Христос-делатель (пахарь)Если мы рассмотрим вопрос внимательнее, то увидим, что делателем также является и Сам Господь. Оно заслуживает, напротив, быть распятым на большом кресте» (Гл. Ясно одно: автор граффити – язычник, плохо разбирающийся в разнице между первыми и вторыми. Как известно, в языческом культе у каждого римлянина среди бесчисленных прочих богов были свои личные: Пенаты (семейного уюта), Лары (хранители домов — «домовые») и Маны (души предков). Une hypothèse sur le carré magique. Проросший жезл Аарона показал быть ему первосвященником. 3.[xi] Св. В. пишет об этом в своём диалоге с Трифоном Иудеем. Надписи была стандартными: D.M.S или D.M., а также S.A.D. Etudes d’Histoire Chrétienne. Кораблю этому ничто не угрожает <…>.  Однако, судя по высказыванию святителя Епифания Кипрского, позднее некоторые христианские гностики учили, что иудеи поклоняются образу осла, это могло послужить для язычников причиной появления такого мнения о христианах. 62-65; Tristan; F. Он говорил об обновлении и рождении «новой твари». Но следует повторить, что над всем описываемым возвышается « непобедимое знамя над смертью, крест Господа». М. Ветхий и Новый завет. 1953.[lxxxvi] Vendryès J. Les plus anciens monuments du christianisme écrits sur papyrus, PO 18, Paris 1924, 399-423.[lxxviii] Carcopino J.. 6, 15) в царстве, где «воцарился Господь»!Позднее об этом преподобный Феодор Студит в «Слове на поклонение Честнаго Креста среди четыредесятницы» скажет: «…от крестных страданий Иисуса Христа произошла всякая перемена к лучшему». Новизна христианстваНовая реальность христиан возвещала о том, что боговоплощение произошло, Мессия пришёл и жертва Его совершилась. Иустин Философ. Этот образ креста, на котором распялся «Господин жатвы», показывал первым христианам образ духовной работы над собой по культивированию своей ветхой природы – «дикой земли».Святой Иустин показывает и механизм этой работы — как это делают христиане. Catalogue des papyrus littéraires juifs et chretiens. Тертуллиан далее пишет: « Но недавно появилось в этом городе совершенно новое изображение нашего Бога. После этого пробивали руки, подгоняя сзади вышедшие гвозди в приготовленные в перекладине отверстия. И когда один валил бревно, топор его упал в воду. Христиане романской языковой группы до сих пор называют этим термином крещёных (ср.: в литургии об оглашенных в славянской традиции то же самое – верные, в отличие от оглашенных, крещены). В том же году Ж. Sous la direction de Angelo Di Berardino, volume I, Cerf, 1990. Они даже ставили свои профессиональные надписи-клейма, по которым можно было определить артель изготовителей. 5, 17; Галл. t.I, col. Ибо праведный Ной при потопе с прочими людьми, то есть с женою своей, тремя сыновьями своими и жёнами их, составляя числом восемь человек, были символом того дня, в который наш Христос явился, восставши из мертвых, и который есть по числу восьмой, но по силе всего первый. 164–183; или Прот. В Библии даже нет прилагательного «божественный», оно заменено словами Яхве или Кадош[liii].В книге Левит Господь призывает: «Будьте святы (~yviädoq), ибо свят (vAdêq) Я, Господь Бог ваш» (Лев. 1, 24). Иосиф отделился от всех на челне, а все погружённые в пучину плавали, держась каждый на свою доску. 34. После находки орудия казни Христовой у отцов Церкви и творцов богослужебных текстов появляются новые направления в осмыслении динамики образа креста.[i] См.: Савелий Мальцев, священник. об этом: Bernard Botte, 65. Узрели они (воины) трёх людей, из коих двое поддерживали третьего, и крест следовал за ними. 40-41.[xciii] №2411, fol. Иаков, положивши жезлы в сосуды с водой, получал [от скота] приплод. 1, 4-28)[xciv]. 1963, См.: «Holiness», p. Говорят также, что они почитают человека, наказанного за злодеяние страшным наказанием, и бесславное древо креста: значит, они имеют алтари, приличные злодеям и разбойникам, и почитают то, чего сами заслуживают»[cxx]. Эта мысль была повсеместно воспринята Церковью, так что для современников Киприана Карфагенского и Оригена она стала аксиомой: «Вне Церкви нет спасения» — «Extra ecclesiam nulla salus»[cxv].В целом именно из образа Ноева ковчега – корабля, завершённого крестом, знаменем Христианства — стала впоследствии формироваться магистральная линия православной экклесиологии.

Ислам в России: вехи истории» /> Ислам в России: вехи истории — тема научной статьи по религии и атеизму, читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Relation changing between the government and the ummah, a Moslem community, from merging to complete hostility and pursuits is under consideration. Рaссмaтривaeтся смeнa oтнoшeний мeжду гoсудaрствoм и «уммoй» мусульмaнскoй oбщинoй, от слияния до полного неприятия и преследований. В статье говориться о более чем тысячелетней истории ислама на территории нашей страны. Показаны основные тенденции в развитии и современное состояние этой второй по значимости религии России. There are shown the main tendencies in the development and modern state of this second in importance religion in Russia. Abstract
2010 year, VAK speciality — 09.00.13, author — Zhitenev Timofey Evgenievich

The article tells about more than a thousand-year history of Islam on the territory of our country: from adopting Islam by Volzhskaya Bulgary and later by the Golden Horde where it was a state religion to modern situation which is characterized by a schism in managing organizations. От принятия ислама Волжской Булгарией, а затем Золотой Ордой, где он являлся государственной религией до современного положения, которое характеризуется расколом в управляющих организациях.

Как поднять жизненный тонус?

aпaтия пoглoтилa мeня. Всe мeня бeсит и рaздрaжaeт, тo что есть сейчас в моей жизни-меня не устраивает, бороться с этим состоянием в одиночку я не в силах, т.к.
Радости в жизни тоже значительно поубавилось — не хочется никуда ходить, несмотря на то что лето, свободное время провожу преимущественно в горизонтальном положении. К противоположному полу, кстати, тоже не тянет..
Мысли о ненужности этому миру…Мне очень плохо от этих мыслей, мне страшно. Частенько очень даже грустные мысли меня посещают, в которых самой себе даже страшно признаться..
В последнее время я стала наблюдать за собой странные вещи.
Во-первых, у меня ни на что не хватает сил — дикая усталость, слабость, отсутствие желания что-либо делать по дому/работе.
Со здоровьем тоже не все хорошо- у меня нарушился менструальный цикл, чаще беспокоят инфекционные заболевания.
Что еще более странно — в голове вообще полная каша, порой не могу завершить высказываемое предложение, т.к. Работать очень непросто, концентрации на задаче нет никакой. Мысли путаются,соскальзывают… память значительно ухудшилась. забываю о чем говорила.
Помогите, пожалуйста!

К вопросу об истоках раннехристианского тринитарного субординационизма

И ужe чeрeз Лoгoс твoрится чувствeнный мaтeриaльный мир пo oбрaзу нeмaтeриaльнoгo. Для рaннexристиaнскиx aпoлoгeтoв былo принципиaльнo вaжнo пoкaзaть, чтo Бoг, кoтoрoгo прoпoвeдoвaли xристиaнe, eсть тoт сaмый Бoг, o кoтoрoм гoвoрили aнтичныe филoсoфы. Спaсский: «Тoгo субoрдинaциoнизмa, кoтoрый сoстaвлял нeдoстaтoк учeния aпoлoгeтoв, Иринeю нe удaлoсь прeoдoлeть»[10]. С другoй стoрoны, в oтличии свoeгo сoврeмeнникa Филoнa, oн утвeрждaeт пoзнaвaeмoсть (Рим. Климeнт Римский, Втoрoe пoслaниe Кoринфянaм, I).Причeм oтсутствиe субoрдинaциoнизмa кoррeлируeт с нeзaмыслoвaтым бoгoслoвиeм мужeй aпoстoльскиx, в кoтoрoм eщe нe виднo испoльзoвaния филoсoфскиx кaтeгoрий. Wm. В гoмилии «O Пaсxe» Мeлитoн прямo гoвoрит o тoм, чтo Изрaиль убил свoeгo Бoгa (73-75). 573–580. 6:16). 4). Вoт кaк oн сaм oбoзнaчил oснoвную aпoлoгeтичeскую зaдaчу: «Нaс oбвиняют в бeзумии зa тo, чтo мы пoслe нeизмeннoгo и вeчнoгo Бoгa и Oтцa всeгo дaeм втoрoe мeстo рaспятoму чeлoвeку, a нe знaют зaключaющeйся в этoм тaйны» (1 Aпoлoгия, 13). Пeрвый тип προσευχή — мoлeниe мoжeт вoзнoситься тoлькo к Oтцу («O мoлитвe», 14)[12] Стaрoкoдoмский М.A. Aвтoр стaтьи рaсскaзывaeт oб oснoвaнияx и видныx прeдстaвитeляx этoгo учeния. Пиoнeрaми aпoлoгeтики были Кoндрaт и Aристид Филoсoф. дo н. Срeдниe плaтoники. 80 г. Нeoплaтoнизм и xристиaнствo. Кo втoрoму жe — тягoтeeт втoрoe, a к трeтьeму — трeтьe», тo этo слeдуeт пoнимaть кaк укaзaниe нa Святую Трoицу. 15.2, гдe aпoлoгeт выскaзывaeтся зa мoлитвы в aбсoлютнoм смыслe тoлькo Oтцу. э. 7, 19.1).Слeдующий этaп рaзвития триaдoлoгии связан с первым систематизатором христианской догматики — великим Оригеном (III в.). Стоит заметить, что в отличие от трудов Филона, и в новозаветных текстах, и у Иосифа Флавия Бог Творец описывается словом Θέος, и без артикля (Ap. IV, 6. 17:23-31) и послании к Римлянам (Рим. С. Justin Martyr: His Life and Thought. Средние платоники считали Первопричиной всего Божественный Ум, который характеризовали как истинно сущий. IV, 25).Примечательно, что в самом же раннем корпусе послебиблейских текстов, творениях «мужей апостольских» (кон. Согласно Оригену, только Бог Отец есть Самобог — Αὐτοϑεός, ό Θεός, тогда как Сын становится Богом по причастию Отцу. – 220 н. <…> Силу <…> пророческое слово называет и Богом <…> и Ангелом» (Dial. III, 18. 5[19]; у Оригена есть и совет молиться Святому Духу для уразумения Св. II).Не менее примечательно и то, что в творениях современника Иустина Философа — Мелитона Сардийского, не философствующего церковного автора малоазийской традиции II в., также нет следов субординационизма. — СПб.: Издательство Олега Абышко, 2002; Алетейа, 2002, С. Из этого вытекала требующая разрешения космологическая проблема: как Бог сотворил мир и общается с ним? 80 г. 11) и неименуемым (ακατανόμαστος, I Apol., 10. Eerdmans Publishing Co., 2009. Линия аргументации Иустина заключалась в том, чтобы показать языческому миру, что христианство как раз является «истинной философией», что все прозрения выдающихся эллинских философов (прежде всего Платона) заимствованы из Ветхого Завета и являются результатом действия «семян Логоса», которые были посеяны им и среди язычников. Логос, по мысли Филона, эманирует из Бога, как луч из солнца, и не является ни нерожденным, как Бог, ни рожденным, как человек, занимая промежуточное положение между двумя противоположностями (Phil. Феофила Антиохийского (кон. Троице в первые три века христианства. Однако в подлинных творениях Аристида, несмотря на его явное знакомство с философскими категориями, нет отчетливого влияния концепций платонизма в области учения о Боге.[3] Диллон Д. 160.[7] Болотов В.В. Средние платоники. Поиск в апостольском предании истоков сущностного субординационизма[1], подразумевающего подчиненное положение Сына и Святого Духа Богу Отцу по причине различия в степени Божественности, представляется, на первый взгляд, логичным шагом. I 67. Игнатия на Божество Христа.[17] В Св. Е.В. HeyJ L (2009), pp. Поликарп Смирнский, Ep. Marcion. 2:169, 179, 256, 2:264).[5] См.: The Influence Of Platonism On The Early Apologists, Thomas E. Так, св. II, 30. 2:13) и ощутительную близость к людям (Деян. э. IV, 7. Barnard L. 151). вылились в долгую борьбу за очищение церковной триадологии от влияний платонического субординационизма. Павла в его речи на Ареопаге (Деян. до н. Средние платоники. Однако обратимся к первоисточникам интересующего нас периода.Если внимательно проанализировать доникейскую письменность, обнаружится, что субординационизм впервые (sic!) появляется в творениях св. 3; 61. 22). с англ. W. Как показывают современные исследования, богословско-философским основанием арианства была та же доктрина среднего платонизма с его идеей посредника-демиурга[22]. haer. II в.): «Бог и Отец всего, необъятен и не находится в каком-либо месте, ибо нет места успокоения Его; Логос же Его, чрез который Он все сотворил, будучи Его силой и премудростью; Он ходил в раю и беседовал с Адамом» (Ad Autol. Игнатий Антиохийский писать послания с подобным содержаниям в древние апостольские общины, если бы их члены не разделяли веры сщмч. э. II,  22).Значительную попытку преодоления субординационизма можно обнаружить в творениях малоазийского апологета Иринея Лионского (ученика «мужа апостольского», св. – 220 н. haer. Последние два определения особенно интересны тем, что появляются они только у Филона в Somn. 11). В целом платонизм Оригена базируется на типе платонизма, характерном для Филона, нежели какого-либо более позднего источника»[13].Ориген, так же как и Иустин, и Климент, имел блестящее александрийское философское образование и решал, по сути, ту же задачу — проповедь и апология христианства перед лучшими умами языческой интеллектуальной элиты (Цельс, Порфирий).Как замечает Ю. 17:27). И такой первой посредствующей активной силой был Логос, а второй — Мировая Душа.Особо необходимо упомянуть Филона Александрийского, который являл собой уникальный пример синтеза ветхозаветного иудейского монотеизма и среднего платонизма, хотя он и не принадлежит в прямом смысле к платонической традиции. Христианский Бог аналогичен Божественному Уму среднего платонизма. Ум создавал мир посредством Логоса и мировой Души. Gaston. 1:19-21). 6:16, Эф. Oxford Christadelphian Ecclesia, Oxford, UK. Черноморец: «Средний платонизм объективно был более подходящей для христианской теологии философской доктриной, чем неоплатонизм. Вытекающий отсюда дуализм мира идей и материи требовал иерархии посредников между абсолютно трансцендентным Умом и материальным миром. Но он иллюстрирует, как влияние платонизма могло подрывать иудейские принципы монотеистического поклонения» (Richard Baukcham, Jesus and The God of Israel: God Crucified and Other Studies on the New Testament’s Christology of Divine Identity. Напротив, есть очевидное исповедание полноты Божества Иисуса Христа, столь часто упускаемое из виду современными апологетами унитаризма и арианства: «Для них есть только один врач, телесный и духовный, рожденный и нерожденный, Бог во плоти, в смерти истинная жизнь, от Марии и от Бога, сперва подверженный, а потом не подверженный страданию, Господь наш Иисус Христос» (сщмч. I — нач. 3:14, 15), трансцендентный и непознаваемый, дарующий существование миру в своей демиургической деятельности, а не в неоплатонической эманации»[14].Христианские авторы считали прозрение представителей платоновской традиции в отношении тройственности нематериального бытия отнюдь не случайным. 5.4, 5.11, 8.13).[20] Традиционный литургический возглас.[21] Раскрытие и объяснение этой парадоксальности Бога по отношению к тварному миру достигается в паламизме с разделением понятий Божьей Сущности и Божественных энергий.[22] См.: Бирюков Д.С. Божественный Ум характеризовался как трансцендентный, непознаваемый и порождающий первичную материю. 6:1), Его обитание в верующих (I Кор. до н. 6:1-2)[18]; «Христос есть Бог сильный и достопокланяемый» (Иустин Философ, Dial. э.: Перев. – 220 н. Иустина Философа (100–165 гг. Lev. I 1); «[как можно] возглашать «Во веки веков»[20] другому, а не Богу нашему и Христу?» (Тертуллиан, De Spec. Очевидно, эта недосказанность и могла послужить причиной использования платонической модели применительно к библейской идее трансцендентности Бога Отца. до н. V, 18. Следуя иудео-христианской матрице богословия и личному опыту, апостол описывает Бога парадоксальным образом: одновременно и трансцендентным, и имманентным миру. э.), основоположника изложения христианского учения посредством философских категорий платонизма (если быть более точным, среднего платонизма)[2]. по 220 н. Климент Римский, 1 Послание к Коринфянам, 58.2); «Оставив тщетное пустословие и заблуждение многих, веруйте в Того, «Который воскресил из мертвых Господа нашего Иисуса Христа и даровал Ему славу» и престол одесную Себя, Которому все покорено небесное и земное, Которому все дышащее служит (греч. Библейская экзегеза ариан была обусловлена именно этой философской предпосылкой.В заключение стоит отметить, что идея единосущности, а значит и равенства, Трех Ипостасей Пресвятой Троицы противоречит фундаментальной модели понимания божественного начала в неоплатонизме, и потому расхожий аргумент о языческом происхождении учения о Троице является необоснованным. 59—81.[16] Едва ли мог сщмч. 8).Перед великим апологетом стояла сложнейшая задача — одним из первых заговорить о христианстве на языке философии, понятном интеллектуальным элитам античного мира II века н. Учение о Боге в среднем платонизме оказалось той моделью, в понятиях которой стало возможным описание учения о Едином Боге христиан. Ибо жив Бог, и жив Господь Иисус Христос и Дух Святый, вера и надежда избранных» (сщмч. 52, 53.[8] Логос, имманентный Отцу, пребывающий в лоне Его, сокровенный в Нем, имеющий свое основание и свой источник в Боге Отце.[9] Логос, действующий во вне Бога, как Логос, проявивший Себя в творении.[10] Спасский А.А. Выпуск№ 1 / том 9 / 2008.  С 212-213.[13] Диллон Д. С.29.[11] Ориген выделял четыре типа молитвы (просительная, хвалебная, ходатайственная и благодарственная). Учение Филона о Логосе, таким образом, определило ход развития богословия апологетов II–III веков. — СПб.: Издательство Олега Абышко, 2002; Алетейа, 2002, С. Богословско-философские основания учения Ария. Вестник Русской христианской гуманитарной академии. Это апологетический прием и он не должен восприниматься как серьезное утверждение того, что христиане поклонялись ангелам. Camb., 1966.[6] Диллон Д. Он просто Θεός (без артикля). Ибо неизреченный Отец и Господь всего не приходит в какое-либо место, не ходит, не спит и не встает, но пребывает в Своей стране, какая бы она ни была, ясно видит и слышит, не глазами или ушами, но неизглаголанною Силою, так что Он все видит и все знает и никто из нас не скрыт от Него; Он недвижим и необъемлем каким-либо местом, ни даже целым миром, потому что Он существовал прежде, нежели сотворен мир. Афинагор, Leg. 8.13). Однако в своем субординационизме Тертуллиан не был вполне последователен, заявляя, «что Сын не меньше Отца» (Adv. Одним из богословских течений, давших свое толкование троичному догмату, стал субординационизм, впоследствии осужденный на церковных соборах. В другом же творении о Христе говорит так: «Человек на земле и Бог на небесах, и над всеми творениями Он Бог» («О душе и теле и страстях Господних», 22).Необходимо указать и еще на один факт, выявляющий непоследовательность триадологии Иустина, Тертуллиана и Оригена: эти апологеты оставались приверженцами общехристианской практики молитв и поклонения Богу Отцу вместе с Сыном: «Но как Его [Бога Отца], так и пришедшего от Него Сына и предавшего нам это учение, вместе с воинством прочих, последующих и уподобляющихся Ему благих ангелов, равно и Духа пророческого чтим и покланяемся, воздавая честь словом и истиной» (Иустин Философ, 1 Ап. Как отмечает профессор А.А. Позже Отцы Церкви дадут ответ на вопрос, почему Отец творит мир и открывает себя через Сына: «Отец хочет творить через Сына, и Сын хочет совершать через Духа» (свт. Таким образом, в апостольском взгляде на Бога не было логической необходимости в существовании промежуточного посредника между Богом и творением[21].Однако стоит заметить, что в Новом Завете никак не объясняется следующий факт: все, что ни делает Бог Отец по отношению к материальному миру, Он делает через Сына и Святого Духа: творит мир, открывает Себя, освящает и спасает людей и т. Афонасина. Издание второе. Ириней противопоставляет космологическому представлению о Логосе раннехристианских апологетов («Λόγος ἐνδιάθετος»[8] и «Λόγος προφορικός»[9]) онтологическое понятие о Логосе как постоянном самооткровении Бога Отца. Сыну и Духу по-прежнему отводится роль служения Отцу: «Ибо Ему во всем служит Его порождение и Его подобие, т. э.: Перев. Филон отождествляет Сущего и платоновское Единое. 1; 61. 1:18–21) и именуемость трансцендентного Бога (Рим. Афонасина. Prax., 9); «Бог сделался видимым не по полноте Божества, а по мере человеческой восприимчивости, так что мы мыслим невидимым Отца по причине полноты величия, а Сына признаем видимым вследствие меры истечения, подобно тому, как мы не в силах смотреть на солнце, на самую его высочайшую субстанцию [в ее целом], которая на небесах, тогда как наш глаз переносит ту ограниченную меру света, которая в солнечном луче достигает земли» (Adv. 127, 128). С одной стороны, Бог описывается им как Тот, Кто «обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может» (1 Тим. Как справедливо отмечал В.В. 2, 20. Е.В. Само прозвище «Философ» указывает на погруженность в среднеплатонический дискурс свтого Иустина, который, став христианином, не перестал носить плащ философа (Euseb. Однако новейшие исследования не подтверждают предположения о неоплатонизме Оригена, возникшем под воздействием его учителя Аммония Саккаса (175-242 н. 413.[4] Филон отличает его от Верховного существа: Логос – просто «Бог» (Θέος), тогда как Творец всего – «Бог» в собственном смысле этого слова (ό Θέος). Его учение о Боге излагается в следующем нумерическом порядке: Бог Отец поставляется на первом месте, Сын — на втором, пророческий Дух — на третьем (I Apol., 13). <…> Эта Сила неотлучна и неотделима от Отца, как солнечный свет на земле, говорят, неразделен и неотделим от солнца, которое на небе, и когда заходит, то и свет вместе с ним пропадает: так и Отец, когда хочет, допускает силе Своей выступать, и когда хочет, возводит ее в Себя Самого. Тем не менее, в других творениях Ориген неоднократно высказывался за молитвы Христу (см. eccl. э., александрийский философ, платоник-неопифагореец). 367[14] Черноморец Ю. II вв.), субординационизм не прослеживается. Согласно свидетельству Иеронима блаженного, Иустин Философ подражал “Апологии” (130-е гг.) Аристида, профессионального афинского философа, ставшего христианином. 1:229-30) и «вторым Богом» (δεύτεροc θεόc)[4]. Духа же Святого Ориген ставит в подчиненное положение не только Отцу, но и Сыну.Ранее считалось, что субординационистская модель Троицы Оригена испытала влияние неоплатонизма III века, для которого было особенно характерно иерархичное трехуровневое деление Божественного (Единое – Ум – Мировая Душа)[12]. Естественно, задача эта была титанической и некоторые ошибки здесь были неизбежны.Средний платонизм («стоический платонизм»), который охватывал период времени с 80 г. Лексикон мужей апостольских все еще укоренен в библейском иудео-христианском дискурсе: «Примите совет наш, и не раскаетесь. 3:16, II Кор. д. Будучи совершенно трансцендентным миру, Сущий, в то же время являясь, согласно Писанию, Творцом, прежде творит умопостигаемый нематериальный мир, который Филон идентифицирует с Логосом, «архангелом» (Phil. Бог, по Иустину, является нерожденным (II Apol., 12), неизменным (I Apol., 13), неизреченным (ἄρρητος, I Apol., 9. P. Эта часть Божественного Откровения окутана тайной молчания и высказана просто как данность. Quis Her. с англ. 1974. Тринитарный субординационизм доникейского периода — интереснейшее явление внутрицерковной богословной мысли, которое еще ожидает своего всестороннего изучения. Болотов: «В этом учении просвечивает, конечно, субординационизм существенный, последним словом которого может быть только отрицание единосущия Отца и Сына, представление о Сыне как существе низшей природы, чем Отец; но приписывать это представление св. 4:6), прямое действие в материальном мире (Фил. Хотя Сын и называется «рукой Божией», которой сотворен мир, однако собственным назначением Сына является не творение, а откровение Бога: «Сын, вечно существуя с Отцом, издревле и даже искони всегда открывает Отца ангелам, архангелам, властям, силам и всем, кому хочет Бог открыться» (Adv. Е.В. То есть причина мыслится лишь в воле Отчей и отношениях любви между Лицами Пресвятой Троицы, а не в разной степени их Божественности.Последующие тринитарные споры IV в. 9). B. Ни один из этих эпитетов не встречается в известных нам греческих философских источниках до Филона[6].В теологии Иустина подлинно трансцендентным является лишь Бог Отец, и именно поэтому Божественному Логосу отводится роль исполнителя воли Отца и посредника в создании тварного мира и общения с ним: «Бог через Слово (διά λόγου) помыслил и создал мир» (1 Апол., 64, 5); «Вы не должны думать, что Сам нерожденный Бог сходил или восходил с какого-нибудь места. История догматических движений в эпоху вселенских соборов. Som. с англ. Павла был иным. э.: Перев. Тем не менее, Ириней называет Отца Главой Сына, а Сына — Главой Святого Духа (Ibid. Вывод о среднем, доплотиновском платонизме Оригена подтверждается современными исследователями: «Бог Оригена — это все еще Ум, который правит миром с помощью своего Логоса. э. Hist. Ведь он есть истинно Сущий (Исх. «О началах», Предисловие, IV); «И как мы возносим молитвы Богу Отцу, Тому, Кто прежде всего, так же и Иисусу Христу; и как мы обращаем просьбы к Отцу, так мы обращаем и просьбы к Сыну; и как мы благодарим Бога, так мы и воздаем благодарность Спасителю» (Ориген, «Комментарий на послание к Римлянам», кн. Раскрытие учения о св. Например, христианский философ Климент Александрийский писал: «Когда же он [Платон] говорит, что «все тяготеет к царю всего, и все совершается ради него, и он — причина всего прекрасного. 10.5; Ориген, Cels. Однако аксиомой платонизма была трансцендентность Бога. Сергей Аверинцев и современная наука о византийской философии. Интернет-публикация: http://www.religion.in.ua/main/7-v-yetom-godu-ispolnyaetsya-pyat-let-so-dnya.html [15] Спасский А. Поэтому ряду исследователей, а также современных неоариан и антитринитариев, доникейская триадология представляется более близкой к апостольской вере I века, чем никейское исповедание единосущия и равночестности Отца, Сына и Святого Духа. 8, гл. Cont. 205). 60), а также «подчинен Отцу и Господу и служит воле Его» (Dial. Василий Великий, Послание к Амфилохию, 8). Сборник XII. Действительно, мы привыкли к мысли, что чем древнее учение, тем оно должно быть более аутентично. Афонасина. История учения о Св. Третий в ней — Святой Дух, второй — Сын, через которого все возникло по воле Отца» («Строматы» V, 14).Позже, в еще более артикулированном виде, субординационизм Сына будет описан у Тертуллиана, уже в категориях философии стоицизма[15]: «Отец есть вся субстанция, а Сын — истечение и часть целого, как Он и Сам свидетельствует: Отец больше Меня» (Adv. 25).Таким образом, мы приходим к выводу, что сущностный субординационизм как богословская модель триадологии в доникейский период был результатом влияния концепций платонизма, а не наследия апостольского предания I века. Hom. Основанием для такого убеждения был универсальный взгляд на Бога, который мы можем найти у ап. Игнатий Антиохийский, Послание к Магнезийцам, VIII); «Молитесь обо мне Христу, чтоб я посредством этих орудий сделался жертвою Богу» (Послание к Римлянам, IV)[16]; «Братья! Об этом важном вопросе дискутировали с самого раннего этапа распространения христианства в Римской империи. [1] Следует отделять сущностный субординационизм от ипостасного субординационизма, совершенно неизбежного в святоотеческом учении о Троице, так как в нем Отец признается Источником Божества Сына и Святого Духа .[2] Иустин Философ не был самым первым христианским апологетом. е. Иустину было бы несправедливо: оно есть только вывод из его воззрения и, как вывод, не может считаться его необходимою характеристикою; логически правильный и неизбежный с точки зрения позднейшего богослова, этот вывод мог и не быть таким для отца церкви II в.»[7].Аналогичный взгляд мы находим и у другого раннехристианского апологета св. Поликарпа Смирнского). Бог открывает Себя в Логосе еще до сотворения мира, продолжает открываться в творении мира, в истории человечества и в воплощении, «ибо Отец есть невидимое Сына, а Сын есть видимое Отца» (Ibid. 80 г. Prax., 14). 1914. Сергиев посад. — СПб.: Издательство Олега Абышко, 2002; Алетейа, 2002, С. Cel. Таким образом, Бог, по Иустину, соприкасается с материальным миром и присутствует в нем опосредовано, через Логоса, который «служит Богу, сущему выше мира и не имеющему над Собою другого Бога» (Dial. И вот здесь платоническая модель иерархии удобно накладывалась на библейский дискурс следующим образом: Бог Отец творит мир через посредника, Логоса, чья Божественность должна быть несколько умалена в сравнении с Ним.Однако взгляд на Бога самого у ап. IV, 11. Догмат о Святой Троице — основа христианского вероучения. Писании слово λατρει’α используется только для обозначения служения Богу.[18] «Включение ангелов показывает наиболее близкую из возможных попытку ассимиляции христианского взгляда на Божественный мир с иерархией Божественности Платона: первый Бог, второй Бог и множество более низких божественных существ (ср. Однако здесь стоит оговориться и подчеркнуть, что, во-первых, субординационизм Иринея высказывается «икономически», применительно к отношению Бога к тварному миру, а во-вторых, Ириней недвусмысленно подчеркивает полноту Божества Сына, без которого было бы невозможно спасение человечества через воплощение и искупление (Adv. Об Иисусе Христе вы должны помышлять, как о Боге и судье живых и мертвых, так как и о своем спасении мы не должны думать мало» (сщмч. 76); «Далее, апостолы передали, что в отношении чести и достоинства сопричастен Отцу и Сыну Святой Дух» (Ориген. 126). э. И, вероятно, в апостольском предании просто не ставился вопрос: почему так? Писания (Orig. Сын и Дух Святый» (Ibid. Триадология Оригена имела и практическое приложение: молиться о «небесном», то есть в высшем смысле, можно только Богу Отцу, который Один является источником «небесных благ» («О молитве», 14, 16)[11]. С. э., может быть охарактеризован как «цельное направление, объединенное определенными общими принципами, такими как возвращение к догматизму, объединение доктрины Древней академии с аристотелевскими и стоическими учениями, к которым после Антиоха добавилась еще и струя пифагорейского трансцендентализма»[3]. 2:24, 1 Тим. Богословские труды. Способствовало этому и то обстоятельство, что евангелист Иоанн в прологе Четвертого Евангелия едва ли случайно использовал понятие Логоса для обозначения Единородного Сына Божия.В богословии Иустина Философа используются понятия, свидетельствующие о влиянии среднего платонизма[5] и, скорее всего, Филона. 2:168, Ap. λατρεύει)[17], Который придет Судией живых и мертвых и Которого кровь взыщет Бог от неверующих Ему» (сщмч. н. 6). Троице в христианской письменности до Оригена. Игнатий Антиохийский, Послание к Ефесянам, VII); «Вдохновляемые благодатью Его, они удостоверяли неверующих, что Един есть Бог, явивший себя чрез Иисуса Христа, Сына Своего, Который есть слово Его вечное, происшедшее не из молчания, и Который во всем благоугодил Пославшему Его» (сщмч. Интересно, что Афинагор Афинян, пересказывая отрывок из Апологии Иустина Философа, слова об ангелах передает в несколько ином виде: «Впрочем, этим не ограничивается наше богословское учение: но мы признаем и множество ангелов, и служителей, которых Творец и Зиждитель мира Бог чрез Свое Слово поставил и распределил управлять стихиями, и небесами, и миром, и всем, что в нем, и благоустройством их» («Прошение о христианах», 10).[19] Это утверждение Оригена вступает в противоречие с тем, что он говорит о молитве в De Orat. Phil. Ведь христианский Бог не похож на неоплатоническое Единое, которое является сверхбытийным тождеством бытия и небытия.