Дети без «якоря»

Автор: Зарина Нокрабекова, Газета «вечерняя Астана»

Все лучшее – это не только материальные блага и удобства, но и любовь, искренняя забота и доброта сердца. Можно сказать, что каждый родитель немного Пигмалион. На протяжении всей жизни каждый в силу возможностей и способностей воспитывает свое дитя, и каким будет конечный результат – совершенным произведением или ассиметричной пародией, зависит от усилий «ваятеля».

Мама – изверг, что ж такого…

Мамы разные нужны, мамы всякие важны… Слушая рассказы детей, с которыми работают психологи Центра по исследованию проблем религий, захотелось поспорить с автором известного детского стихотворения.

Два брата. Кайрату – 8, Канату – 13 лет. С виду это обыкновенные мальчишки, каких в столице тысячи. С той лишь разницей, что у них, в отличие от сверстников, практически не было детства в классическом понимании этого слова. С любящей мамой, днями рождения, домашними пирогами, семейными праздниками и прогулками по выходным. Зато у них было вдоволь другого. Они знали, как нужно просить подаяние, что если залезть в коробку и прижаться к батарее, когда спишь в подъезде, то будет не так холодно, и что если к маме пришли «братья » по вере, из нового течения, последователем которого она стала, значит, ночевать сегодня они будут снова на улице…

Мама мальчиков внешне вполне обыкновенная женщина, каких тоже в столице тысячи. Хорошо одета, ухожена, имеет свое жилье, умеет убеждать собеседника. Глядя на нее, не верится, что выйти на паперть ее сыновей заставила нужда. Хотя сама женщина говорит именно так. И умываться только холодной водой мальчиков она заставляла лишь из лучших побуждений – в целях закаливания. Свои истинные эмоции она начинает проявлять, лишь когда речь заходит о ее дочерях.

Своих двух дочерей-погодок Лиля отдала для обучения в образовательное учреждение с религиозным уклоном. Говорит, что хотела для дочерей лучшего, чтобы выросли богобоязненными. Кстати, перед учебой, мама отрезала «под ноль» длинные косы у обеих девочек, которым было уже по 14-15 лет. Для чего это было сделано, остается загадкой. Но для неокрепшей подростковой психики это оказалось тяжелым шоком.

— Именно тогда и произошел своеобразный надлом психики, который проявляется по-разному у каждого. Младшая из девочек – Алия, стала очень замкнутой и нелюдимой. А в душе старшей, Галии – начался протест. Всеми силами она пыталась вырваться из адского круга, в который их загнала собственная мать, – комментирует ситуацию практикующий психолог, начальник отдела психологической помощи пострадавшим от деструктивных течений Лимана Куттыбеккызы.

Несколько лет девочки учились «божьему слову», не смея перечить матери. К моменту окончания школы заботливая мама решила, что лучшим уделом для несовершеннолетних дочерей будет замужество. Решила передать их на полное довольствие мужей, которых уже и подобрала из числа своих «собратьев» по вере. Младшая Алиюша безропотно подчинилась материнской воле и стала супругой человеку намного старше себя. А Галия, не желая такой доли, просто сбежала от матери. Немного позже, достигнув 18-летия, девушка начала писать в разные инстанции, чтобы оградить своих младших братьев от нетрадиционных методов воспитания матери.

Уполномоченные органы не остались в стороне. Лиля прошла курс лечения в психоневрологическом диспансере, за детьми ведется постоянное наблюдение. Навещают и работают с ними и психологи Центра по исследованию проблем религий при столичном акимате.

— Сейчас Кайрат и Канат, по последним данным, обучаются и живут в поселке Косшы, у своей тети. Галия устроилась на работу, а Алия так и живет своей семьей. Мы работаем с этой семьей. Конечно, возвращать мальчиков к обычной жизни не так легко. Но для детей, переживших многое, они держатся молодцом. Стремятся к хорошему, не озлоблены на мир, тянутся к знаниям, – говорит Лимана Куттыбеккызы.

Мечтает получить образование и Галия. А пока девушка много работает, чтобы обеспечить себя и помогать братьям.

— Человек вступает во взрослую жизнь, уже имея некий психологический багаж. И строит свою жизнь, на 90 процентов исходя из имеющегося психологического багажа детства. Каким он будет – напитанным любовью, насыщенным добром или искореженным воспоминаниями о самодурстве, злости родителей, зависит от взрослых. Воспитывая детей, отдавая им эмоции, надо помнить, что это – своеобразный депозит. Вложишь добро, оно к тебе вернется в удвоенном размере, заполнишь злом – то же получишь в старости, – подчеркивает психолог с многолетним стажем Лимана Куттыбеккызы.

А чем наполняете психологический багаж своего ребенка вы, добром или злом?

Я отрекаюсь от сына!

Именно так заявил при встрече с нами житель столицы Марат Жангожинов. По словам мужчины, его сын является последователем одного из непротестантских течений. Разговоры, увещевательные беседы ни к чему не привели. Молодой человек практически порвал связь с родными и живет своей жизнью. Однако отец все же намерен обратиться в суд и отречься от сына официально. Чтобы заблудившийся в религиозных дебрях сын не мог претендовать на наследство и вообще «не позорил фамилию».

— С его матерью мы разошлись, но сына я не бросил, привез из деревни в город. Моя новая семья хорошо приняла его. Конфликтов с супругой и ее детьми не было, – уверяет нас Марат.

По его словам, последователем нетрадиционного течения сын является уже несколько лет. Интерес юноши к учению новоявленной церкви зародился, по мнению отца, еще в школьные годы. Но сам папа об этом узнал, лишь когда сын, уже будучи студентом, рассказывал родственникам о своем новом увлечении.

— Я пытался с ним разговаривать, убеждал, уговаривал, даже силу применял, но все бесполезно. Каждый из нас остался при своем мнении. Теперь я хочу обратиться в суд и отречься от него официально. Все эти течения имеют финансовую заинтересованность тоже. И я хочу обезопасить свою семью от возможных посягательств на имущество, в том числе недвижимость, – говорит мой собеседник.

Общение с ним почему-то оставило неприятный осадок. В том, что сын оказался по ту сторону баррикады, и вместо любви и понимания сейчас между ними глухая стена, мужчина обвиняет государство, депутатов, неопротестантов, учителей, бывшую супругу… Свою вину в сложившейся ситуации он не чувствует.

— Я сделал для него все, что смог. Отдал в коррекционную школу, у него же слабый слух, объяснял, что надо жить по уму, много трудиться. Я зарабатываю честным трудом, ни на кого не рассчитываю, мужчина должен быть таким. А не искать любви и ласки в каких-то течениях, – категорично заявляет отец.

Каким же образом юноша оказался в рядах течения? Ответ на этот вопрос очевиден, и это подтверждает комментарий специалиста.

— Ребенок всегда нуждается в родительской любви и ласке, будь ему три года или тридцать. Тепло родного дома, мамина любовь, отцовская забота – это те самые «якори» которые держат нас на плаву, своеобразный маяк, ведущий вперед. Когда этого нет, естественно, что человек, маленький или взрослый, ищет замену. Некоторые уходят в учебу, работу, кому-то везет и он находит истинную любовь, но вакуум заполняется любым способом, – говорит психолог, имеющий большой опыт реабилитационной работы с лицами, пострадавшими от деструктивных течений, Лимана Куттыбеккызы.

 Это можно назвать разновидностью сублимации, попыткой заменить реальность. Ведь, оказавшись в психологической пустоте, сложно не попасть под чужое влияние, тем более подростку. Возможно, что эмоциональной связи у мальчика в новой семье отца не получилось. Ведь отсутствие конфликтов – не всегда показатель мира в семье. Очень может быть, что за внешне спокойным фасадом разворачивается самая настоящая холодная война, в которой, как известно, не бывает победителей.

Источник : http://www.vechastana.kz/index.php/ru/component/k2/item/1845-дети-без-якоря