Дьявольское вдохновение или Дух Божий? Ответ диакону Илье Маслову

Ильи мoжнo нaрисoвaть сeбe слeдующую aпoкaлиптичeскую кaртину: «вдoxнoвитeли… нoвoй пoстмиссии»[4] пишут учeбники и «всeвoзмoжныe пoсoбия» пo миссиoлoгии. Нo, к сoжaлeнию, измeниться придeтся – eсли тoлькo Цeркoвь жeлaeт сoxрaнить свoй aвтoритeт, a нe стaть мaргинaльным «музeeм дрeвнoстeй». Пoртaл «Бoгoслoв.Ru» публикуeт oтвeт свящeнникa Фeдoрa Ртищeвa нa стaтью диaкoнa Ильи Мaслoвa «Нe трoгaйтe нaшe бoгoслужeниe!», oпубликoвaнную рaнee нa сaйтe «Блaгoдaтный oгoнь», кoтoрaя, в свoю oчeрeдь, былa нaписaнa в oтвeт нa стaтью aвтoрa дaннoй публикaции «Литургичeскoe твoрчeствo: чтo этo и зaчeм». Ктo кoнкрeтнo из учитeлeй Цeркви нaписaл трeбник? Ильe oзнaкoмиться с прeкрaснoй стaтьeй И. Дoрoгoй o. Рeчь идeт o тoм, чтoбы пoстeпeннo в нaшeй Цeркви вoзниклo бы тo мнoгooбрaзиe, в кoтoрoм кaждый ищущий смoг бы нaйти тo, чтo дeлaeт этoгo кoнкрeтнoгo чeлoвeкa ближe к Бoгу. Тoлькo oни oxвaтывaют лишь oдну стoрoну цeркoвнoй жизни – внутриприxoдскую. Иными слoвaми, былo врeмя, кoгдa любaя трaдиция являлaсь нoвoввeдeниeм, a знaчит, пo лoгикe Ильи Мaслoвa, нe имeлa никaкoгo кaнoничeскoгo знaчeния. Зaгoвoр сущeствуeт и нa бoлee высoкoм урoвнe – в сaмoм Мeжсoбoрнoм присутствии. Тo eсть эти слoвa aрxиeпискoпa Луки нaпрaвлeны были скoрee прoтив свящeнничeскoгo нeрaдeния[10].Aкцeнт всe-тaки стoит сдeлaть нa другом – не столько на молебнах и литиях, сколько на границах творчества. По-другому сегодня уже не получится. В приведенной цитате говорится о «замене панихиды литией» и о «служении молебнов по выдуманному чину», также святитель говорит о недопустимом сокращении «чинопоследований, Таинств и обрядов». Автор под прикрытием благочестивых словес являет свое собственное представление об исторической литургике и вообще церковной истории. Например, такой пассаж: «описанные кощунства не случайны, а представляют собой постмодернистскую программу по созданию симулякров миссии и игрового Православия». Зубов (не являющийся членом Межсобора), профессор СФИ Д.М. по: https://sfi.ru/sfi-today/article/cerkovnoe-obnovlenie-i-ego-podmeny.html[9] Примером такого современного обновленчества нам видится, например, статья того же д. То есть, иными словами, если священник, убежденный в своей собственной культурности, церковности и вкусе, начнет практиковать что-то, неприемлемое общиной, та сразу должна будет его скорректировать в духе братской любви (а не доносами, как у нас это бывает принято).Рассуждая о богослужебных книгах, о. Как же этот заговор работает? Илью за напоминание. Илью, ведь перевод подразумевает поиск верных значений переводимых слов, верных формулировок для передачи смысла переводимого текста, а местами (это актуально как раз для синодального перевода) и толкование неясных мест[3].К сожалению, дальнейшие рассуждения отца Ильи выдержаны в том же духе. Однако хотелось бы спросить его: а причем тут обновление церковной жизни? К сожалению, о. Кто конкретно составил часослов? Георгия Кочеткова», а также «подобные им либералы». (Ртищев Ф., свящ. Безумное посягательство на них есть хула на Духа Святого». Илья задается вопросом, кто «освящает» творчество современных «профессоров литургики и миссионеров». Илья Маслов заходит издалека. Казалось бы, вполне справедливые слова. И вот оказывается, что «готовили полномасштабную богослужебную реформу в Русской Церкви» совершенно другие люди: историки протоиерей Георгий Митрофанов и А.Б. Это пространное вступление, видимо, призвано показать степень упадка, царящего в Русской Православной Церкви.Сразу же автор демонстрирует свои представления о том, какое место в Церкви занимает такое важное ее свойство, как творчество. Рассуждая про синодальный перевод, о. Х. Филарет. перевод под ред. Ответ на статью священника Федора Ртищева на портале «Богослов.ру» // Электронный ресурс:http://blagogon.ru/digest/754/ (Дата обращения: 16.01.2017).[2] Ртищев Ф., свящ. Едва ли. Поспеловского «Церковное обновление, обновленчество и патриарх Тихон» (электронный ресурс: http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/History_Church/Article/posp_cerkobn.php).[8] Послание б. Илья немного отстал от жизни. Илья представляет себе административную сторону церковной жизни? Однако в следующем предложении автор сам себе противоречит (видимо, поняв всю несостоятельность своих предположений). Гзгзян, который в сознании о. Заместителя Патриаршего Местоблюстителя Высокопреосвященнного Серафима, Архиепископа Угличского. – те, кто радеют за многообразие церковной жизни, или же те, кто оценивают людей, исходя из их политических предпочтений[9]? Маслов повторяет умозаключения многих авторов консервативной направленности: «Эти книги написаны Духом Святым, составлены великими молитвенниками и учителями Церкви. Или чин освящения черного хлеба в первый день Великого поста? Уставное богослужение – скорее роскошь, доступная немногим (например, монашествующим или тем приходам, которые ставят своей задачей следование Типикону). 2-3. Роман Медведь), а основатель группы прот. Луки Крымского. О роли священника и месте, которое в общине занимает богослужение.О. Откуда он черпает свое учение о богодухновенности Типикона? К сожалению, вместо ответа по существу читатели получили набор передергиваний, стереотипов и ложных умозаключений, приправленных конспирологией, – т.е. Наверно, неуместно просить у о. Это, кстати, еще один принцип современного мира с его вариативностью и субкультурностью.В заключение позволю себе обратиться напрямую к оппоненту. Дискуссия не оставляет читателя в стороне, но побуждает сформировать свое мнение о том, какое место в Церкви занимает такое важное ее свойство, как творчество. Ильи превращается в «представителей (sic!) секты свящ. И почему, интересно, молодежные отделы должны внедрять пособия по миссиологии? И «обновленческими» по своему духу можно скорее назвать некоторые статьи на портале «Благодатный огонь». Илье, что из членов группы 32 священников, о которой он так презрительно отзывается, трое были канонизированы (свщмч. Никто не будет отменять Типикон и заставлять вас и иже с вами служить ни «открытую» Литургию, ни Литургию ап. Как нью-эйджевский channeling? Это творчество, рожденное из живой потребности, живой веры и живого богообщения. – свящ. С.). Начинает он со своеобразного подведения итогов – перечня тех «экуменических и модернистких тенденций», которыми «был насыщен» прошедший 2016 год. Едва ли сам отец диакон так считает.Предвидя, однако, такой аргумент, о. Размышления об анонимной статье на портале «Благодатный огонь» // Электронный ресурс: http://www.bogoslov.ru/text/5173392.html (Дата обращения: 27.12.2017)[3] Например, Мф 3:16, в синодальном переводе курсивом набрано недостающее (по мнению переводчиков) подлежащее «Иоанн»; ср. Так, например, любимый «ревнителями» термин «неообновленчество» впервые был употреблен свщмч. Но благодаря «оперативности в информационном освещении» готовящейся «революции» (кем бы вы думали?)… порталом «Благодатный огонь» (воистину, сам себя не похвалишь – никто не похвалит) «очередная модернистская диверсия нынешних обновленцев была сорвана». Вместе с тем, действительно было бы полезно собрать и постараться письменно зафиксировать тот «бесценный богослужебный опыт заслуженного московского духовенства», о котором говорит в своей записке отец Алексий Муравейник, то есть лучшую практику московских приходов, рожденную самой церковной жизнью». В подтверждение приводится цитата из выступления Святейшего Патриарха на епархиальном собрании 2016 года, которую можно понимать в том ключе, в котором понимает ее Илья Маслов, только пойдя на компромисс со своей логикой[6].Нельзя не отметить несоответствующие исторической реальности представления д. Неронова «Литургическое обновление: стихийное или осознанное?»[11], в которой приводится несколько примеров отступления современной богослужебной практики Русской Православной Церкви от того, что зафиксировано в богослужебных книгах. Речь идет уже не о рафинированных интеллигентах. Можно сказать, что сакральное пространство алтаря расширяется до всего храма, захватывая всех участников службы, не ограничиваясь узким кругом «посвященных». Так что еще большой вопрос, кто сегодня продолжает традиции обновленцев 20-х гг. Но литургическое творчество – это не кабинетные теоретические рассуждения. // Электронный ресурс:http://www.pstbi.ru/news/show/352-protoierey_vladimir_Vorobiev_dogmatizatziya_oriada_eresсубкультурностью «Открытая литургия»: Практические рекомендации \ Электронный ресурс:http://www.bogoslov.ru/text/4467002.html (Дата обращения: 30.01.2017)[11] Неронов И. Ильи ссылки на те самые пособия, написанные указанными авторами и внедряемые на всех уровнях, – их просто нет. Илья плохо себе представляет исторический контекст появления синодального перевода, который делался вовсе не одним переводчиком, а именно «современными (для своего времени) библеистами», среди которых был и свт. Так вот выходит, что в древности (и даже в советское время) в Церкви было возможно появление практик, противоречащих Типикону, но, тем не менее, ставших традицией, а вот сегодня – уже нет. Соответствуют ли принципу литургического творчества громоздкие чины крестных ходов с акафистами и водосвятием, например? Научные труды действительно используются для литургического творчества, так как любое творчество в Церкви должно основываться на предшествующем опыте, но не слепо копировать его, а вдыхать в него новую жизнь. Илья пишет: «Священник чаще всего не проповедует сегодня, а участвует в акциях; не пастырствует, а координирует приходские мероприятия; не учит вере, а участвует в молодежных тусовках». Конечно, это не «тень парижской школы», как он сам (надо признать, весьма оригинально) отвечает. Волей-неволей придется приноравливаться к особенностям (но не к греховным склонностям, которые на самом-то деле в любую эпоху одинаковы) современного человека в его восприятии реальности, к тому факту, что информация сегодня гораздо доступнее, чем когда-либо. Не будем забывать и о том, что любые творческие начинания неизбежно будут корректироваться той реальностью, в которой они воплощаются. Как автор представляет себе это самое действие Духа Божьего? 15 января на сайте «Благодатный огонь» была опубликована статья диакона Ильи Маслова с экспрессивным названием «Не трогайте наше богослужение!»[1]. Илья говорит, что тот был сделан «не современным библеистом <…>, а святителем Церкви – Филаретом Московским». Конечно, все богослужебные книги представляют собой очень большой авторитет для членов Православной Церкви. На основании писаний о. Нормально ли это? Выделенные мною предложения призваны продемонстрировать, что автор доклада не поддерживает идею единого приходского устава именно исходя из принципа литургического творчества, т.е. Ф.Р.) никак не противоречит, а, наоборот, помогает и расставляет правильные акценты: сердцевина приходской жизни – это богослужение (выделено д.И.М. В-третьих, чтение всех молитв вслух не позволяет молящимся отвлекаться от происходящего на разные мелкие и ненужные действия. Но нельзя их превращать в бронзовые изваяния, которым чужда любая жизнь.Далее мы читаем рассуждения в том же русле: «действие Духа Божьего создало все известные нам церковные формы Предания: библейский канон, богословие, богослужебные чинопоследования, православную архитектуру, иконопись». Почти все православные христиане имеют опыт участия в уставном богослужении на первой седмице Великого Поста. Тут мне сразу видится противоречие – тот факт, что статья привлекла просвещенное внимание такого автора, как Илья Маслов, уже делает ее стоящей. Я благодарю о. Предвижу вопрос: но разве Церковь должна меняться вслед за изменениями в обществе? Или иные экзотические богослужебные формы? Это было бы небольшой бедой, если бы не становилось почвой для нагнетания паники. И для того, чтобы такая синхронизация прошла максимально безболезненно для Церкви, и необходим творческий подход к тем аспектам церковной жизни, где творчество уместно и допустимо.И тут перед нами встает вопрос, который немного затрагивает и о. Но дело не только и не столько в этом. Илья. 1 (14) – 15 (28) марта 1930, № 5-6 (192-193), с. Михаила Чельцова «В чем причина церковной разрухи в 20–30-х гг.» (электронный ресурс: http://pravoslavnaya-obshina.ru/1997/no40/article/prot-mikhail-chelcov-v-chem-prichina-cerkovnoi-razrukhi-v/), а также, как минимум, статью Д. Полагаю, что не нужен. // «Церковные Ведомости» (Архиерейского Синода, Королевство С. Видимо, о. Я, в свою очередь, считаю, что статья отца диакона вполне заслуживает большего внимания, хотя бы просто потому, что представляет яркий образец тех методов, которые приняло на вооружение консервативное крыло нашей Церкви.О. Илья Маслов вступает в очередное противоречие со своими собственными словами: «обычаи и традиции Поместной Церкви… могут иметь вполне каноническое значение». Ф.Р), а все остальное (социальное служение, миссия, катехизация, проповедь) должно выстраиваться вокруг него».Здесь можно смело согласиться с выделенной строчкой – действительно, весьма справедливо. В том числе и в литургической жизни.Илья Маслов пишет далее: «Благоговейное совершение уставного богослужения этому (внебогослужебной деятельности – свящ. Как такие богослужения помогут выстроить внебогослужебную приходскую деятельность, если они настолько насыщены и пространны, что отнимают и у молящихся, и у совершителей очень много сил? Тут в одном ряду стоят встреча Святейшего Патриарха и папы Римского в Гаване, выход в свет книг митр.Илариона (Алфеева), литургическое «вырождение» (используем терминологию оппонента), «балаганы, и ярмарки, <…> просмотры кинофильмов». И т.п. всего того, чем обычно изобилуют статьи подобного рода на подобных порталах.Отец Илья пишет, что «слабая и тенденциозная статья священника-модерниста не заслуживает вообще никакого серьезного внимания». Если второе, то в соработничестве и являет себя творчество – и божественное, и человеческое. Иакова. Это и есть жизнь, это и есть творчество.Уважаемый оппонент считает, что «основным <…> мотивом литургического возрождения» является «приспособление Устава под современную немощь некоторых рафинированных церковных интеллигентов». Еще раз рекомендую о. Рискну быть непонятым, но все же отмечу: для того, чтобы как-то соответствовать стремительно меняющемуся обществу, священник должен принять на вооружение как раз принцип творчества. Илья, спешу вас успокоить – никто не собирается «трогать ваше (с каких пор, кстати, вы его приватизировали?) богослужение». Это скорее было то самое творчество, которое так раздражает о. Сперва кажется, что именно так. Скорее всего, никак. Автору, видимо, сложно понять, что обычаи и традиции тоже имели свое начало во времени (если только он не считает, что все нынешние традиции были напрямую спущены с неба). Маслова об истории обновленческого раскола. Неужели д. Конкретные примеры проявления этого творчества могут быть более или менее удачны, но в итоге из нескольких таких частных случаев и выкристаллизовывается то, что становится традицией. Кассиана (Безобразова) и/или перевод РБО, где действующим лицом является Иисус.[4] Это, согласно диакону Илье, и протодиакон Андрей Кураев, и гораздо более скромный по масштабам своей деятельности иеромонах Димитрий (Першин), и практические отошедший от выступлений в СМИ и занявшийся научной работой и переводами игумен Петр (Мещеринов)[5] Впрочем, на поле конспирологии о. Электронный ресурс: http://www.kiev-orthodox.org/site/worship/5066[12] Воробьев В., прот. Литургическое обновление: стихийное или осознанное? Однако наш опыт свидетельствует об обратном. Иакова 5 ноября 2016 г. Также стоит напомнить о. Михаил Чельцов, свщисп. Мы привыкли слышать, что, конечно же, нет. Значит ли это, что все богослужения в нашей Церкви представляют собой «кощунственный спектакль»? Эти пособия впоследствии внедряются в церковную жизнь «различными молодежными отделами» на разных уровнях. Вы со своими мнениями о том, на каких началах надо организовывать приходскую и богослужебную деятельность, вполне органично вписываетесь в церковную жизнь, устроенную по принципу творчества и многообразия. Для того чтобы привлечь современного человека в Церковь, священнику приходится (перефразируем оппонента) проповедовать, участвуя в акциях, пастырствовать, координируя приходские мероприятия, учить вере, участвуя в молодежных тусовках. Внутри своего прихода священник действительно должен проповедовать, пастырствовать и учить вере, но только все эти благие деяния остаются в стенах его храма. Но прежде чем перейти к основной нашей теме, придется прокоментировать конспирологические измышления отца диакона, ведь подобные построения очень часто становятся доброй почвой для спекуляций. Сколько бы мы не толковали о важности, красоте и глубине уставной службы, современный человек пройдет мимо, потому что принципы, на которых основывается уставное богослужение, и принципы организации его жизни слишком разные.По этой самой причине очень важно сейчас сделать шаг навстречу и, в рамках немногочисленных отдельных приходов, творчески подойти к богослужебной (и вообще приходской) жизни: дать благословение служить по-русски, переосмыслить чинопоследование богослужений, переориентировать их со священнослужителей, наглухо закрывшихся в алтаре, на собравшийся в храме народ, разработать разные программы катехизации, организовывать неформальные объединения по типу братств – со своими принципами и уставами, и т.п. Общепризнанным в историографии является разделение «обновления» и «обновленчества»[7]. Как вообще о. Видимо, в представлении отца диакона существует некий «заговор постмодернистов», которые, подобно пресловутым масонам, составили свою собственную программу по разрушению Православной Церкви. Если он станет продуктом умственной, кабинетной работы, да еще и не будет допускать никакой вариативности, то очень скоро окажется, что жизнь следует своим чередом и расходится во многих деталях с новой писаной нормой — так же, как расходится она с издаваемыми у нас «Богослужебными указаниями», где ежегодно воспроизводится инструкция, которую в точности мало кто исполняет. Впрочем, повторюсь, статьи подобного рода volens nolens преследуют именно такую цель[5].Но это только полбеды. Речь идет о соответствии церковной жизни сознанию и мировосприятию современного человека. Но для Ильи Маслова такое соработничество – это не Дух Божий, а «дьявольское вдохновение».Несогласие вызывает и другое утверждение диакона Ильи: «Совершение таинства может быть или верным (то есть соответствующим уставной традиции), и тогда оно совершилось, или неверным (то есть не соответствующим чинопоследованию), и в этом случае был лишь кощунственный спектакль». Марка, ни даже Литургию ап. Во-вторых, богослужение, совершаемое при открытых Царских вратах, не позволяет священнослужителям, как это часто бывает, вести праздные разговоры в алтаре. А ведь об этом – о благоговении перед Святилищем – учат нас отцы. Только не думайте, что вы в ней одни.[1] Маслов И., диак. Литургическое творчество: что это и зачем. Не трогайте наше богослужение! Вы вполне сможете сохранить у себя на приходе уставное богослужение, если община верных, собирающаяся при храме, выразит такое желание. Из подзаголовка становится понятным, что так называется ответ отца диакона на мою статью «Литургическое творчество: что это и зачем»[2]. Маслов явно проигрывают своему коллеге по журналу «Благодатный огонь», недавно опубликовавшему историософскую статью о подлинных целях «обновленцев» середины 90-х годов (см: http://blagogon.ru/digest/753/).[6] Цитата полностью выглядит следующим образом: «Нужен ли нам вводимый «сверху», решением Священноначалия новый обязательный «приходской устав», отражающий идеальное и полностью единообразное приходское богослужение? Если бы речь не шла именно об уставном богослужении. Едва ли митрополит Московский мнил себя при жизни «святителем Церкви», чей непреложный авторитет освящает проделанную им (и не только им) работу по переводу Священного Писания на русский язык. Благое литургическое творчество рождается там, где есть внутренняя культура, внутренняя глубокая церковность. Достаточно просто ознакомиться со списком членов комиссии, чтобы понять необоснованность подобных заявлений. Цит. Участвовать же в акциях, молодежных тусовках, координировать мероприятия тоже важно уметь, это тоже часть священнического служения в современном мире, нравится нам это или нет. Илья Маслов считает, что именно эти церковные деятели и пытались воплотить в жизнь «богослужебный эксперимент»? Ведь, по выражению одного известного московского священника, «догматизация обряда, прекращение его развития в какой-либо момент времени – это ересь и непонимание природы церковной жизни»[12].О. Уставное богослужение совершенно не вписывается в мироощущение современного человека, привыкшего, в первую очередь, к взаимодействию, понятности и информативности. Симон, епископ Уфимский, свщмч. Это становится видно на примере, который прямо не относится к содержанию статьи. такого отношения, когда живой общинный дух ставится выше писаной нормы.[7] Об этом следует почитать, в первую очередь, заметку свщмч. Или как соработничество Бога и людей? Возлюбленным о Господе архипастырям, пастырям и пасомым Православной Российской Церкви. Никто ведь и не говорит о полном реформировании Русской Православной Церкви или о пресловутой «отмене Типикона» (вернее, о ней говорит только портал «Благодатный огонь») – это было бы тогда не творчество, а диктатура. Константин Аггеев завершил свою жизнь как мученик за Христа.Рассуждая же о содержании статьи, отец диакон напоминает мне слова свт. Во-первых, чтение молитв после ектений делает службу немного длиннее[1], но никак не короче (даже при сокращении некоторых прошений в ектениях). Иными словами, творчество в Церкви должно совершаться со вкусом. Воспитать эти качества специально очень сложно, скорее они рождаются при участии многих факторов. Серафимом Угличским по отношению к митрополиту Сергию (Страгородскому) не из-за литургических нововведений последнего, а из-за известной политики по отношению к безбожной власти[8]. еп. Главным проводником обновленческих идей названа комиссия по богослужению и церковному искусству. Проповедь на литургии ап. Ильи Маслова http://www.blagogon.ru/digest/499/[10] О необходимости сохранять благоговение к службе написано, например, в статье об «открытой» Литургии: «В православной среде консервативной направленности бытует мнение, что такого рода богослужение является облегченной версией общепринятой Литургии и создано для того, чтобы доставить клирикам и мирянам больше удобства при молитве. Вместо обоснованных рассуждений автор прибегает к лозунгам – тому, в чем он сам обвиняет меня и мою статью.