Познание любви

Успeшнoсть сaмoрeaлизaции Эриксoн стaвит в зaвисимoсть oт спoсoбнoсти к сaмoпрeoдoлeнию: кaждый вoзрaст стaвит пeрeд чeлoвeкoм нoвую псиxoлoгичeскую aльтeрнaтиву, рeшeниe кoтoрoй нe дaeтся бeз внутрeннeй бoрьбы и привoдит либo к пoбeдe нaд сoбoй, либo к пoрaжeнию. Нa пoрoгe зрeлoсти. импeрaтoр Лeв Мудрый издaл знaмeнитую вoсeмьдeсят дeвятую нoвeллу, кoтoрaя гoвoрит, чтo брaк мoжeт быть зaключeн исключитeльнo пoсрeдствoм вeнчaния. Вызрeвaниe чувств в юнoсти прeдпoлaгaeт пoнимaниe и жeлaниe чистoты oтнoшeний: «Чeлoвeку кaжeтся нeвoзмoжным мысль o тeлeснoм eдинeнии с любимым сущeствoм в тe мoмeнты, кoгдa oн прoникнут чувствoм истиннoй любви» (O. Фрeйд, изучaвший oсoбeннoсти нeврoтичeскиx и прoчиx пaтoлoгичeскиx прoявлeний чeлoвeчeскoй жизни и нa oснoвe свoиx нaблюдeний сoздaвший псиxoaнaлитичeскую тeoрию. Прoтивoeстeствeннoe, грexoвнoe сoeдинeниe рaзумa с рoдoвoй жизнью в xристиaнскoй псиxoлoгии пoлучилo нaзвaниe «пoxoти»[17]. Этo тaинствeннoe – oбнaружeниe свoeй Бoжeствeннoсти. Love is a babe; then might I not say so,To give full growth to that which still doth grow?  Цeркoвнoe прeдписaниe, чтo вeнчaниe всeгдa нeoбxoдимo для дeйствитeльнoсти брaкa, нaxoдим в XII вeкe: Трoицкий С.В. Нaстoящaя дрaмa в другoм: «в глуши», при прeдыдущeй встрeчe и oбъяснeнияx, Oнeгин прoявил бoльшe пoнимaния и увaжeния к Тaтьянe – к eё пoрыву, oсoбeннoсти нaтуры, дeвичeскoму дoстoинству, чeм тeпeрь, кoгдa oн, кaк сaм думaл, пылaл к нeй любoвью. Идeнтичнoсть: юнoсть и кризис. Бeсeды с юнoшeствoм o вoпрoсax пoлa. Xристиaнскaя филoсoфия брaкa. В сoбрaнныx им нaблюдeнияx и исслeдoвaнияx oписывaeтся, кaк «мoдус» услoжняeтся и пeрeмeщaeтся вмeстe с взрoслeниeм и рaзвитиeм пoнимaния сeбя, oсoзнaниeм сути глaвнoй свoeй цeннoсти[28]. Любoвнaя дрaмa рoмaнa зaключaeтся нe тoлькo в тoм, чтo Oнeгин пoлюбил Тaтьяну в eё нoвoй ипoстaси, но она не захотела пренебречь супружеской честью. Любовь и воля. Волхв. Стихотворения и поэмы. Эти усилия, это «преодоление себя» свидетельствуют о задатке и об утверждении психологической культуры человека[32].Познание в себе добродетелей любви и заботы, служение этим добродетелям – в отношении к людям, в семье, с любимыми и близкими, по мысли Э. М.: «Молодая гвардия», 1989. Moscow: Progress Publishers, 1965. Христианская философия брака. Не совсем ясно и то, как этого достигнуть <…>. М.: ТЕРРА, 1992. там же.[23] Соловьев Вл. Феофан Затворник[7]. Атеистическое воззрение ограничивает представления человека о самом себе только внешним – телом, движениями, страстями, действиями, желаниями, т.е. С.151-152.[36] Иже во святых отца нашего аввы Исаака Сирина, подвижника и отшельника, бывшего епископа христолюбивого града Ниневии. Фаулз. С.55.[9] Мэй Р. Исаак Сирин)[38]. Пол и характер. С.122).[19] Троицкий С.В. С. Пол и характер. Писания Ветхаго и Новаго Завета. Они таятся и проявляют себя в чувствах, в отношениях с другими людьми. С.373.[21] Вышеславцев Б.П. С.8-9.[6] Там же. Тогда, «срывая маски с отживших устоев», избавлялись от якобы притворного стыда и утверждали «свободу любви». 39, 55.[5] Мэй Р. Сонет 115[39][1] Соловьев Вл. Иоанн Златоуст в ранних трудах представлял супружество лишь как необходимость размножения и продолжения рода; по прошествии же времени он воспел гимн христианскому браку, прозрев в супружеской любви чудо преобразования человека и приобщения его к Божественной жизни[3]: «Любовь изменяет самое существо вещей»; «В браке душа соединяется с Богом неизреченным неким союзом»; «Любовь такова, что любящие составляют уже не два, а одного человека, чего не может сделать ничто, кроме любви»[4].К физической стороне брачной любви христианская мораль призывала относиться с предельной осторожностью, не обнажая того, что должно быть покрыто тайной. Гл.24.[26] Ахматова А. Сходящие с издательского конвейера книги о технике любви и секса <…> сводятся к обычному пустозвонству: похоже на то, что большинство людей смутно понимает, что отчаянное стремление усовершенствовать технику спасения, прямо пропорционально нашему непониманию того, где нам искать это спасение. – Легко сказать – люби, но не легко достигнуть в должную меру любви. В наши дни и психоаналитики, и сексопатологи свидетельствуют об увеличении количества пациентов с импотенцией и о значительном «омоложении» этого явления[8]. 157.[3] Троицкий С.В. С.14.[16] Толковая Библия или Комментарий на все книги Св. Путь к чистоте чувств лежит через понимание и хранение границ позволительного и ведет к свободному выражению того, что должно быть переживаемо душой – в душе, а того, что предназначено для родовой жизни – в теле, «инструменте души»[15].Говоря, что брак – любовь мужчины и женщины – остаток рая на земле, подразумевают счастье, высшее и доступное человеку блаженство. Мысли на каждый день. Христианская философия брака. П. Поверхностное есть самое легкое, самое доступное, самое банальное[22].«Ложь и зло эгоизма, – писал другой известный русский философ В.С. М., 1991. Удивительное переживание счастья в любви – это те чувства радости и восторга, которые испытал Адам, когда, осознав свое одиночество и поведав об этом Богу, получил «помощницу» и увидел свое женское продолжение[16].Автор многочисленных работ о проблемах христианского брака С.В. В разные времена у разных народов форма и статус половых отношений регулировались обрядами и культами, позже – выработанной моралью и брачными законами. В потребительстве этих качеств нет и быть не может, поскольку центром чувствований и устремлений является собственное «я», его ограниченные и непостоянные потребности и хотения.«Любовь есть порождение ведения истины, которое (в чем всякий согласен) дается всем вообще»[36], – писал прп. В кн.: Русский Эрос или философия любви в России. Исаак Сирин. Когда же влечение к наслаждению побеждает в человеке волю к ценности, – тогда человек пал». В кн.: Русский Эрос или философия любви в России. С.266-267.[35] Ср.: Эриксон Э. Пушкина «Евгений Онегин»: http://tvkultura.ru/brand/show/brand_id/32952[25] Д. Предисловие к Эриксон Э. С.122.[20] Вейнингер О. Вейнингер указывал: «Само по себе наслаждение ни нравственно, ни безнравственно. Любовь и воля. Смысл любви. См.: Толстых А.В. С.273.[22] См. Наружная сторона этих предметов приманчива <…>. Из Слова Божия. Идентичность: юность и кризис. Фаулз выразил печальную мысль: «Сейчас вы, молодежь, делитесь друг с другом своими телами, забавляетесь ими, отдаетесь целиком, а нам это было недоступно. Клин: Изд-во «Христианская жизнь», 2001. С.281, 297-298.[30] Вейнингер О. С.176.[38] Иже во святых отца нашего аввы Исаака Сирина, подвижника и отшельника, бывшего епископа христолюбивого града Ниневии. Идентичность человека не может состояться без любви как отражения своей нужности и единственности в душе другого, что рождает добродетель верности[29].Младенческое чувствование физиологического удовольствия шаг за шагом претворяется в «удовольствие» осознанных чувств и переживаний. Парадоксы направленности на получение чувственных удовольствий таковы, что незаметно происходит смешение волевых, эмоциональных и физиологических установок, меняя представления человека и о самом себе, и о своих способностях. Оправдывая возможные неудачи сложным «наследством» обстоятельств жизни и воспитания, Эриксон не умаляет значимости собственных усилий к приобретению «добродетелей» последующих жизненных этапов. Послание к Эфесеям. Христианская философия брака. Слова подвижнические. С.258.[31] Эриксон Э. Человек и не подозревает, что он эгоист.В размышлениях о «Евгении Онегине»[24] известный пушкинист В. «Религия есть нахождение Бога в себе и себя в Боге, и атеизм есть не только неверие в Бога, но непременно также неверие в человека, неверие в самого себя, неверие в свою абсолютную ценность и в свою абсолютную вечность»[21]. Толкования посланий апостола Павла. «Мучимые в геенне поражаются бичом любви. Психологическая потребность любить заложена в природе человека. С. Ролло Мэй, значительно развивший и реформировавший психоанализ, пишет: «<…> На фоне постоянного роста количества разводов, настойчивого опошления любви в литературе и изобразительном искусстве и несомненного факта, что для множества людей секс стал настолько же бессмысленным, насколько доступным, эта самая «любовь» стала казаться невероятной редкостью, если не полной иллюзией. С.28-39.[17] Троицкий С.В. Случайностей предвидя миллион,Вторгающихся в каждое мгновенье,Ломающих незыблемый закон,Колеблющих и клятвы и стремленья, Не веря переменчивой судьбе,А только часу, что еще не прожит,Я говорил: «Любовь моя к тебеТак велика, что больше быть не может!» Любовь – дитя. М.: Правило веры, 2002. Мудрец не станет презирать людей прошлого за то, что те многого не умели; он станет презирать себя, ибо не умеет того, что умели они»[25]. М.: Правило веры, 2002. Эриксона было исследование женской психофизиологии и открытие «внутреннего пространства»: особенности формирования женской идентичности определяется тем, что в ее теле существует «внутреннее пространство», предназначенное для ребенка избранного ею мужчины, что в свою очередь определяет ее биологическое, психологическое и этическое предназначение – материнство. М.: Издательская группа «Прогресс», 1996. С.87.[2] В 893 г. Идентичность: юность и кризис. Память о рае живет в сердечных чувствах, в неожиданно открывающейся новой, неведомой ранее способности души. Шекспира в переводе Маршака С.Я.Shakespeare William. Эриксона имеет много точек соприкосновения с идеями гения и основателя отечественной психологической школы Л.С. С.33.[24] Валентин Непомнящий читает и толкует роман в стихах А.С. М.: Республика, 1994. 105-106.[15] Зеньковский В.В., протоиерей. С.121-122.[39] Сонеты В. Однако эта новелла в течение некоторого времени не применялась к повторным бракам и к бракам рабов. Христианская философия брака. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. М., 1991. Эриксона, создают почву, которая питает плодотворную деятельность в зрелые годы, рождает свободу и широту творчества. Он бывает очень краток, может также дробиться, повторяться, растягиваться на годы и десятилетия, но в конце концов никто не минует рокового вопроса: на что и чему отдать те могучие крылья, которые дает нам Эрос?» (Вл. Феофан Затворник. Основная ложь и зло эгоизма <…> в том, что, приписывая себе по справедливости безусловное значение, он несправедливо отказывает другим в этом значении; признавая себя центром жизни, <…> других относит к окружности своего бытия, оставляет за ними только внешнюю и относительную ценность»[23].Неправильно думать, что подобные представления о себе осознаются человеком и принимаются им как некая концепция себя. Я был пред ней не прав,Ребенка взрослой женщиной назвав. Выготского, его культурно-исторической концепцией. Соловьев)[1].Любовь мужчины и женщины дает жизнь и силу происходящему на земле. Смысл любви. С этой точки зрения интересно рассмотреть теорию выдающегося психолога современности Э. Такое миросозерцание движется по поверхности, верит только во внешность, видимость и никогда не спускается в глубину, где есть сердце – «сердце земли», «сердце небес», сердце человека. Факт омоложения импотенции бесспорен. Соловьев в «Смысле любви», – состоят вовсе не в том, что человек слишком высоко себя ценит, придает себе безусловное значение и бесконечное достоинство: в этом он прав, потому что всякий человеческий субъект как самостоятельный центр живых сил, как потенция (возможность) бесконечного совершенства, как существо, могущее в сознании и в жизни вместить абсолютную истину, – всякий человек в этом качестве имеет безотносительное значение и достоинство <…>. «Телесные чувства, – гласит, например, сотое правило Трулльского Собора, – удобно вносят впечатления свои на душу. Когда Библия говорит, что люди после греха «узнали», что они наги, «узнали» добро и зло – значит, что до греха они знали об этом своим теоретическим разумом, а после – разумом практическим познали, пережили это всем своим существом[14].Согласие на грех производит смешение в чувствах и нарушение порядка мыслительной, душевной и чувственной жизни человека. Мысли на каждый день. Удовлетворение похоти является безнравственным, потому что отбрасывается ценность человечества как в своей собственной, так и в другой личности, подчиняя их целям физиологического наслаждения: человек видится лишь средством для достижения известной цели[20].Человек – единственное земное творение, одаренное способностью к бесконечному развитию. М.: Издательская группа «Прогресс», 1996. Неизвестный классик. С. М.: Паломник-Правило веры, 1998. По церковным чтениям. С.331-332.[13] Троицкий С.В. Импотенция редко бывает следствием физического недуга, как правило, это разлад психофизиологический, следствие болезни душевной: в книге «Человек в поисках себя» Ролло Мэй показывает, что на основе своей клинической практики, а также практики его коллег по психологии и психиатрии можно утверждать, что главная проблема современников – это ощущение опустошенности: «Прямой противоположностью любви является совсем не ненависть, а апатия», – заключает он[9].Терапевтическая работа психоаналитиков раскрыла искаженные и плохо осознаваемые их клиентами собственные природные потребности – почувствовать и доказать хоть какую-то власть над природой, принять участие в мощном и основополагающем акте творения, познать нечто настоящее – беременность, благодаря чему мужчина и женщина могут убедиться, что они живут настоящей жизнью[10]. Истинную любовь отличает устремленность в вечность, к полноте бытия, к бесконечному совершенствованию, к сотворчеству с Богом, откуда черпаются и силы, и терпение, и мужество. Часть II. М.: «Прогресс», 1991. Физические проявления истинной любви покровенны, происходят как бы в «спящем» сознании, в то время как похоть явна, физиологична, обнажена, сознание в этом случае «зрящее», лишающее самое себя чистоты[18].«Нечистота заключается не в телах сочетающихся, но в позволениях и помыслах», – говорил свт. Величие души Татьяны в том, что она отстояла право любви – любви не абстрактной, не идеалистической, а любви к живому человеку, именно к Онегину – на существование в истинном, чистом виде.В ставшем культовым на Западе в конце 1960-х – начале 70-х гг. И если ты снимешь с них эту личину, откроешь их настоящее лицо, то увидишь обман. Эриксона: рост и взросление человека он анализирует, начиная с психоаналитического понятия «модус» удовольствия. Толкования посланий апостола Павла. В своем главном труде «Этика преображенного Эроса» видный русский мыслитель Б. Чувства и переживания, с этих позиций, вторичны – всего лишь индивидуальные особенности, зависящие от воспитания, семейных традиций, личных предпочтений.Психоанализ стал не только одним из самых распространенных в западном мире направлений психотерапии, но и сформировал понятия, представления и стереотипы, которые, несмотря на многократные и обстоятельно сформулированные опровержения, прочно завладели умами и душами людей. С.36.[7] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворнника. М.: Издательская группа «Прогресс», 1996. Называя это произведение выдающимся романом о любви, Непомнящий проводит глубокий психологический анализ переживаний главных героев. С точки зрения этой теории, главным психологическим критерием нормальности жизни мужчины и женщины считается развитая способность получения сексуального удовольствия, т.е. Нежелание обучаться «добродетели любви» и творить её ведет к застою и регрессу личности и определяет направленность и границы всей жизнедеятельности: неспособность преодолеть собственную изоляцию и одиночество порождает самопоглощенность, ограниченность, замыкает человека на удовлетворении только собственных потребностей, «оберегании» себя и своего комфорта[33].«Коренная, источная заповедь есть – люби, – писал свт. В современном мире человек привыкает быть отчужденным от понимания своих действительных потребностей; вместе с этим неизбежно растет и убежденность в том, что он как личность не может сколько-нибудь влиять на окружающий мир, что его желания и чувства не имеют никакого значения, что он не может руководить своей жизнью и, следовательно, уважать себя (Р.Мэй)[11].Свт. Иоанн Златоуст писал: «похоть растлевает и губит само существо человека. Да, Онегин полюбил Татьяну, однако ростки любви путались и побеждались другими чувствами и устремлениями по отношению к ней как к желаемой цели. Потребовалось время и для того, чтобы святые отцы и учители Церкви смогли раскрыть духовную сущность половой любви и христианского брака: так, свт. Лекции по возрастной психологии. Идентичность: юность и кризис. С.28.[14] Там же, с. Мэй Р. Ибо в том и состоит обман, когда что-нибудь показывается нам не тем, что оно есть, но представляется тем, чего в нем нет, что и бывает причиной ложных суждений о том или другом предмете»[12].Библия знает две эпохи в истории отношений мужчины и женщины: во время нормального состояния человека в Раю – первая, вторая – после великой мировой катастрофы, которая на богословском языке называется «первородный грех», а в философском смысле является вмешательством сознания в область, где должен безраздельно властвовать инстинкт[13]. Теперь, после смены нескольких поколений, можно видеть плоды этой свободы. По церковным чтениям. СПб.: Ленато, АСТ, Фонд «Университетская книга», 1996; Эриксон Э. Посему изображения на досках или ином чем представляемые, растлевающие ум и производящие воспламенения нечистых удовольствий, не позволяем отныне каким бы то ни было способом начертавати. Материал основан на высказываниях и мыслях святителей, богословов, философов, а также на наблюдениях и заключениях, выведенных из практики современных психологов и психотерапевтов. От освоения естественных физиологических процессов в первые дни и годы жизни – к пониманию своих возможностей и умений, затем к поиску и комбинированию своей идентичности через общение и связи с родителями, сверстниками, друзьями, и, наконец, – к осознанию потребности в любви. Непомнящий затрагивает тему философии потребительства, по сути атеизма, – философии, которая выхолащивает живую человеческую душу, лишая её благородства и делая неспособной ни на сострадательное сопереживание, ни на значимые поступки. Есть иные утехи <…> – духовные, душе сродные»[27], – писал свт. Эриксон утверждает – в отличие от других психологических теорий, ограничивающих себя возрастом молодости, – что и в последующие годы личность продолжает развиваться. Это предназначение – основа женской верности: сохранение целомудрия Эриксон называет мораторием, необходимым до того момента, когда наступит женская зрелость и когда появится тот единственный, кто будет допущен во внутреннее пространство «навсегда». С.86-88.[4] Троицкий С.В. Идентичность: юность и кризис. С.40: Настоящую нежность не спутаешьНи с чем, и она тиха.Ты напрасно бережно кутаешьМне плечи и грудь в меха.И напрасно слова покорныеГоворишь о первой любви,Как я знаю эти упорныеНесытые взгляды твои!1913[27] Феофан Затворник, святитель. Способность принимать, осваивать, осознавать любовь развивается в нем с момента рождения. Без сомнения, это есть самый важный, срединный момент нашей жизни. Петербург, 1904-1907. Христианская философия брака. М.: Паломник-Правило веры, 1998. Послание к Эфесеям. Иоанн Златоуст[19]. Слова подвижнические. После грехопадения бессознательные прежде инстинктивные физиологические явления перестали «лежать у дверей» сознания, а вошли в самое сознание и «срастворились» с ним. <…> Цивилизация <…> всё больше утрачивает понимание смысла любви одного человека к другому»[5].Утеряно не только понимание смысла любви, – признания многочисленных клиентов психоаналитиков свидетельствуют о полном крахе утвержденного и признанного универсальным «принципа удовольствия»: люди, которые обращаются за помощью сегодня, жалуются на отсутствие и чувств, и страстей, и ожидаемых удовольствий, при том что сами они отличаются большой свободой и активностью, легко говорят на любые интимные темы и не испытывают почти никаких нравственных сомнений и ограничений[6].«Прелестны сии похоти, потому что манят, обещая горы счастия, а ничего не дают, когда действуют по их влечению; прелестны еще и потому особенно, что умеют прикрыть свой обман, так что неудовлетворенный не похоть винит в обмане, а себя укоряет в неумении пользоваться ею, как следует», – писал свт. 385-386; Эриксон Э. М., 1996.[29] Важнейшим достижением Э. С.281.[32] Эпигенетическая теория Э. Этика преображенного Эроса. Э. С.13.[33] См.: Эриксон Э. Аще же кто сие творити начнет, да будет отлучен» (Троицкий С.В. Непомнящим «центральным событием великой русской литературы»: гений Пушкина раскрыл два разных, в корне отличных друг от друга мироотношения – любви, воплощением которой явилась пушкинская Татьяна, и потребительства, олицетворением которого стал Онегин. Sonnets. Кандидат исторических наук, психолог Людмила Бонюшкина в публикуемой статье делится своими размышлениями о разных сторонах любви между мужчиной и женщиной, уделяя особое внимание половому аспекту, и о влиянии способности и неспособности любить на личность самого человека. Троицкий, анализируя первые главы библейского повествования, показывает происхождение разных по смыслу и качеству чувствований и состояний человека – в раю при сотворении Евы, что явилось прообразом физической любви, и после грехопадения – плотского познания, ставшего способом родовой жизни человека. Клин: Изд-во «Христианская жизнь», 2001. Вильям Шекспир. С.264.[28] См.: Эриксон Э. Христианская философия брака. С.331.[8] Справедливости ради Ролло Мэй отмечает, что хотя распространение импотенции очевидно, довольно трудно проводить сравнения с прошлыми временами по двум причинам: первая – за прошедшие десятилетия никто не может предоставить статистику, а вторая – нет определенной ясности: увеличилось ли количество мужчин, страдающих импотенцией, или просто люди перестали стесняться говорить о проблеме. Детство и общество. С.23-25.[10] Там же, с.69-70.[11] Там же, с.24.[12] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворнника. С. Любовь будет действовать двояко – веселить и радовать соблюдших свой долг перед ней и мучить тех, кто не стяжал ее внутри себя[37]. М., 1998. Том 1. В «принципиальном исследовании» об отношениях между полами австрийский философ и психолог О. «Отравление» подобными знаниями редко кого может оставить без смущения.Однако мало кто знает, что фрейдовские представления и подход к проблеме, положенные в начале XX в., к настоящему времени пережили значительную трансформацию. Феофан Затворник. М., 1998. М.: «Релф-бук»; К.: «Ваклер», 1997. Но и секс стал для западного человека скорее испытанием и бременем, чем путем к спасению. О, как я лгал когда-то, говоря:«Моя любовь не может быть сильнее».Не знал я, полным пламенем горя,Что я любить еще нежней умею. Ко времени молодости человек сформирован и созрел – далее он воплощает свой потенциал, реализует себя. Каждой стороне желательно для своего дела взять тот избыток сил, духовных и физических, который открывается тем временем в человеке. С.146-152.[34] Феофан Затворник, святитель. Но знайте: при этом вы жертвуете тайнами драгоценной робости. Единственным признаком жизненности души остается «хандра», или томящее чувство о чем-то несовершенном – важном, для чего был предназначен. Однако «тайну» открыли, а в недавнее время даже сделали предметом исследования научных отраслей знаний – сексологии и сексопатологии, установивших нормы и формулы половой жизни вплоть до единиц измерений.Начало этому процессу положил З. Идентичность: юность и кризис. С.21-23; Троицкий С.В. Из Слова Божия. С.121-122.[37] Лосский В.Н. Полное сознание появится у всех в Божественном свете, при втором пришествии Христовом. Верховной добродетелью, психологическим достижением жизненного цикла Эриксон называет самоотречение: если осознание себя не приводит к пониманию и желанию постичь и приобрести эту добродетель – человек обречен на отчаяние, разочарование в жизни, презрение к людям[35].«Евгений Онегин» назван В.С. Вышеславцев писал, что познание самого себя ведет человека к открытию «бездны своего сердца» – таинственного и вечного в самом себе. Эриксон Э. Гл.III; Сорокин Д.Г. «И ад, и земля, и небо с особым участием следят за человеком в ту роковую пору, когда вселяется в него Эрос. Христианская традиция обязательного венчания формировалась довольно продолжительное время и окончательно утвердилась только в XII веке[2]. Избегание замкнутости на себе раскрывает в человеке способность интересоваться и сопереживать судьбам людей и за пределами семейного и дружеского круга, задумываться над жизнью прошлых и грядущих поколений, чувствовать сопричастность Человечеству, его истории и культуре, понимать свою собственную жизнь как необходимое звено в цепи смены поколений. И как горько и жестоко это мучение любви! С.96-123.[18] Вселенские соборы более чем на тысячу лет опередили современные общества борьбы с порнографией. Христианская философия брака. Вымирают не только редкие виды животных, но и редкие виды чувств. Детство и общество. Мастерство в «науке страсти нежной», свобода в удовлетворении романтических порывов, владение знаниями и умениями, приносящими телесные удовольствия, подменяют любовь, но они не ведут к осознанию, переживанию и утверждению истинной любви: «Настоящую нежность не спутаешь ни с чем»[26].«Душа не может обойтись без утешений, но они не в чувственном. романе «Волхв» Дж. Ибо ощутившие, что погрешили они против любви, терпят мучение, вящее всякого приводящего в страх мучения; печаль, поражающая сердце за грех против любви, язвительнее всякого возможного наказания» (прп. Вейнингер)[30].Каждому возрасту свойственен свой уровень, своя культура чувств: «Душевная и эмоциональная способность принимать и соблюдать верность – свидетельство окончания юности, тогда как зрелость начинается со способности принимать и проявлять любовь и заботу»[31]. Когда сказал Господь: люби ближнего, как самого себя, то хотел, чтобы вместо нас, нашего «я», стал в сердце нашем ближний»[34]. всем тем, что преходяще, изменчиво и разрушимо. C.139: Those lines that I before have writ do lie,Even those that said I could not love you dearer:Yet then my judgement knew no reason whyMy most full flame should afterwards burn clearer.But reckoning time, whose million’d accidentsCreep in ‘twixt vows and change decrees of kings,Tan sacred beauty, blunt the sharp’st intents,Divert strong minds to the course of altering things’,Alas, why, fearing of time’s tyranny,Might I not then say ‘Now I love you best’,When I was certain o’er incertainty,Crowning the present, doubting of the rest? чисто физиологическая реакция. <…> Сексуальная форма любви <…> по вполне понятным причинам стала нашей манией; ибо секс, корни которого уходят в неподвластную переменам биологию человека, всегда представлялся надежным средством обретения хотя бы подобия любви. М.: «Прогресс», 1991.