Проблема влияния таинств на нравственную жизнь христианина в трудах митр. Вениамина (Федченкова)

– М.: Прaвилo вeры, 2015.Вeниaмин (Фeдчeнкoв), митр. Втoрoй фaктoр — усилия чeлoвeкa, пoдвиг мoлитвы сo стoрoны мoлящeгoся. Нeскoлькo слoв o мoлитвe // Вeниaмин (Фeдчeнкoв), митр. Этo — рeaлизм живoгo Бoгooбщeния. 5. Вeниaмин нe привoдит. XIX – нaч. 27.[9] Вeниaмин (Фeдчeнкoв), митр. В этoм мoлитвeннoм вoзнoшeнии митр. 310-313, 319-320, 322.[27] Тaм жe. Мысли o литургии вeрныx // Вeниaмин (Фeдчeнкoв), митр. Вслeд зa прaв. – 2-e изд., испр. Святoe Бoгoявлeниe. Вoсплaмeнeннaя Бoжeствeннoй любoвью душa приxoдит в нeбывaлый вoстoрг любви и вoзнoсит Eму «слaвoслoвиe сынa, любящeгo и любимoгo»[19].Дaлee этa любoвь oсмысливaeтся кaк любoвь oбщeния. Здeсь инoй экзeгeтичeский прoфиль: oт мoлитвeнныx чувств чeрeз пeрeживaниe вoспoминaeмыx сoбытий к пoгружeнию в рeaльнoсть любви Бoжиeй и eдинeния сo Xристoм. С. М.: Прaвoслaвный Святo-Тиxoнoвский гумaнитaрный унивeрситeт, 2006.Вeниaмин (Фeдчeнкoв), митр. Чтoбы вырaзить нрaвствeннo-псиxoлoгичeскую xaрaктeристику кaждoгo прaздникa, митр. Пaрaллeли в сoдeржaнии литургии и жизни Спaситeля влaдыкa признaeт блaгoчeстивo нaзидaтeльными, нo нe вырaжaющими всeй сущнoсти Eвxaристии[11]. М.: Прaвoслaвный Святo-Тиxoнoвский гумaнитaрный унивeрситeт, 2006. Свoe блaгoдaрeниe учaстники Eвxaристии приносят за эту Жертву. Он убежден, что более полноценное понимание богослужебного праздника рождается из опыта его переживания. Подход митр. – М.: Правило веры, 2006. Но символизм в этих толкованиях изначально возвышен по своему догматическому значению. С. 23.[6] Там же. Двунадесятые Богородичные праздники / Под общ. Нравственные плоды причащения Плоти и Крови Христа. В последней главе своей книги «Мысли о Литургии верных» митр. 330.[26] Там же. С. Здесь вершина Евхаристии, ее канона, и вершина соединения верующего со Святой Троицей[17].Рассуждения митр. Радуется Церковь в любви своей за счастье «пришедших», «благословенных», «наследовавших» Царство Небесное». В пространстве Евхаристии митр. С. 226.[4] Там же. С. День Святой Троицы. С. Иной праздник приносит радость, притом сильную; другой торжество; третий — славу». С. Нравственно-психологические плоды благодатного влияния праздничного богослужения. Митр. Он создает им надежное основание, охраняет и усиливает. Нужно установиться в этом убеждении; больше — в ощущении любви Бога к миру»[18]. Влияние церковных таинств на христианина в процессе его духовно-нравственного возрождения. Нравственная жизнь христианина рассматривается митр. «Нам нужно, — убеждает митр. Мысли о литургии верных // Вениамин (Федченков), митр. Там же. С. С. 24-28.[7] Там же. 346.[11] Вениамин (Федченков), митр. – М.: Правило веры, 2008. Вениамина можно понимать таким образом, что Евхаристия настраивает верующего на нужный лад. Вениамином (Федченковым) в ее совершенствовании и развитии как процесс. Митр. Эту трудность понимал и митр. Его опыт говорит о благодатном, психологическом и нравственном воздействии таинств и богослужения в целом. Так возникает третий элемент. Воздвижение Креста Господня. Мало того, даже исчезает само благодарение, или, точнее, оно переходит, перерождается в любовь. Это малоинтересно психологически и душевно[9]. пол. 436-572.Вениамин (Федченков), митр. Он есть Жертва, которая открывает путь «к брачному пиру в Царстве Троицы»[16]. Это реализм воспоминания Евангельской истории. Толкование на Евхаристию митр. Статья посвящена изучению проблематики нравственного богословия, а именно влиянию церковных таинств на нравственную жизнь христианина. 339. 15.[3] Вениамин (Федченков), митр. Вениамин предпринял попытку ввести в богословскую теорию свой личный литургический и молитвенный опыт. Но помимо усилий воли требуется от молящегося общий нравственный подъем, или очищение от грехов и хранение себя в нравственной чистоте[4].Когда митр. Переживание Божией любви в Евхаристии. Рассуждая о Евхаристии, митр. Несколько слов о молитве. Лекции по пастырскому богословию с аскетикой. 4. С. С. – М.: Правило веры, 2015. В его трудах представлено и его собственное осмысление этого опыта. Он анализирует христианскую жизнь, чтобы выяснить, что значит молитва в христианской жизни.В молитве митр. В общем виде это действие проявляется в том, как Евхаристия объединяет людей. 7. Вениамин в этом вопросе опирается на духовные переживания литургии[12].Митр. – М.: Изд-во ПСТГУ; Культурный центр «Духовная библиотека», 2015. Толкование Евхаристии через опыт духовных переживаний. В своем толковании Евхаристического канона митр. – М.: Правило веры, 2006. Это говорит нам и наш духовный опыт. 84-85.[22] «А после Пресуществления Святых Даров эта любовь Церкви и хвалы, или благодарной любви, распространяется не только на Самого Бога, но и на принятых уже Им на брак Агнца, на гостей Его, в Царстве Его уже блаженствующих. 55-358.Вениамин (Федченков), митр. Вениамин выделяет ряд элементов. Порядок этих элементов весьма важен.Первый элемент называется духовно-подготовительным. При этом такие переживания нельзя считать просто субъективными формами восприятия, убежден митр. С. 325, 327.[28] Там же. С. Сотериологический характер христианской нравственной жизни соединяет ее с процессом личного спасения, который традиционно называется духовным возрождением. С. 195.[18] Там же. Христофора Силина. Толкование выдерживает линию: от чувства и мысли через мистериальный символ к воспоминанию событий жизни Христа как исторической реальности. Строй православного богослужения. В результате складывается сложный образ евангельского события, запечатленного в душе через переживание праздничного богослужения. Вениамин создает специальные богословские термины — «Троичная благодать», «жертвенная благодать», «надземная благодать» и др.Немалую сложность представляет путь, или метод, осмысления религиозного опыта участия в богослужении. Вениамин. Вениамин, — непременно нужно почувствовать эту исходную точку всего дальнейшего дела спасения: неизреченную, бесконечную любовь Божию. Теоретического обоснования своего метода митр. С. С. Все эти характеристики складываются в осмыслении владыки в одно целое измерение, не требующее рационального расчленения. 2. – 2-е изд., испр. Но он и не стремится представить рационально выстроенную систематическую картину. Строй православного богослужения. Вениамином, которые придают фактам личного религиозного опыта всеобщую богословскую значимость. Библиография:Борнер Р. Литургия верных. Вениамин выясняет нормальную психологию молитвы, не со стороны молитвенной борьбы со страстными движениями души, а со стороны положительных нравственных чувств и переживаний. Все элементы и части молитвы сливаются в возвышенном чувстве любви[8]. 3. 90.[23] Там же. Несколько слов о молитве» и отчасти в «Лекциях по пастырскому богословию с аскетикой». Подход митр. Лекции по пастырскому богословию с аскетикой. 359-435.Вениамин (Федченков), митр. 309.[25] Там же. Вениамин исследует тайну «общения любви души с Богом»[13]. С. Небо на земле // Вениамин (Федченков), митр. Приглашенные на вечерю участвуют в Жертве и вкушают Ее, через это они вступают в общение любви с Троичным Богом. Любовь благодарения распространяется теперь и на всех принятых на брак Агнца, на всю Церковь[22]. 6. – М.: Правило веры, 2006. Но метод просматривается в основных чертах в его толкованиях двунадесятых праздников.Данные религиозных чувств и переживаний соотносятся с фактами евангельских событий и их толкованием. Вениамин старается показать душевный строй молящегося. Митр. Вениамина особенный. Он включает в себя стояние перед Лицом Божиим и слушание слова Божия. Третий элемент — хвалебный. Четвертый элемент — просительный. Пятый элемент — жертвенный. Митр. 18). Христофора Силина. Автор статьи предлагает обратиться к трудам митрополита Вениамина (Федченкова), в которых можно найти необходимые рассуждения по данному вопросу. А личный религиозный опыт открывает двери в область психологии религиозных переживаний. На опыт переживаний накладывается его богословская рефлексия, итогом которой становятся выводы относительно «благодати праздника».Митр. Разумеется, для этой содержательной стороны требуется осмысление, систематическое описание и теоретическое обобщение.Проблема влияния таинств на нравственную жизнь христианина предстает одновременно в двух аспектах. С содержательной стороны проблемы требуется выяснить все особенности и средства влияния таинств на процесс нравственного развития христианина. С методологической стороны требуется найти подход к тому, как правильно анализировать и обобщать религиозный опыт таинственной и нравственной жизни христианина. Труды митр. Византийские толкования VII – XV веков на Божественную литургию / Рене Борнер. Вениамин. Светлое Христово Воскресение. Из всех плодов Евхаристии духовные переживания более понятны, явны и опытно ощутительны. Вениамин рассуждает о плодах святого причащения. Литургия верных. – М.: Правило веры, 2010.Вениамин (Федченков), митр. Осмысление проблемы нравственного влияния таинств через личный религиозный опыт. Митр. Вениамина с литургическими толкованиями втор. XX вв., которые продолжают византийскую традицию, и проанализировать их в соответствии с названными принципами, то можно отметить некоторые особенности. В дореволюционных толкованиях литургии весьма эклектично соединяются символизм и всевозможные исторические, филологические, нравственные пояснения, выясняющие реализм Евхаристии. – М.: Правило веры, 2006.С. А если уж должно поставить их раздельно, то все же любовь будет на самой вершине, следовательно — на самом конце, а благодарение должно быть помещено ранее». Вознесение Господне / под общ. 85.[14] Там же. 85.[21] Там же. Установившись всей своей душой на восприятии бесконечной любви Божией, человек воспламеняется и зажигается любовью Бога. 78.[19] Там же. Вениамин рассуждает о содержании молитвы, то он подразумевает и молитву как богослужение, и молитву частную. Однако содержательная сторона этой фактической действительности религиозного опыта чрезвычайно обширна и многообразна. С. традиции объяснять литургию символически согласно событиям искупительного подвига Иисуса Христа. От психологии молитвы к богословскому осмыслению.Таинства, богослужение, праздники церковные — все наполнено молитвой. Это брак приглашенных на вечерю с Агнцем Христом. – М.: Правило веры, 2006. 236-237.[10] «Различна бывает благодать праздника — особая у каждого. – М.: Изд-во ПСТГУ; Культурный центр «Духовная библиотека», 2015.Вениамин (Федченков), митр. Он пишет о переживаниях радости, умиротворения, духовной тишины, разрешения или освобождения от гнетущего давления действительности и греха, самособранности, слез благодарности, страха Божия[26]. ред. С. С. С. Вениамин обнаруживает четыре фактора, которые влияют на ее формирование: «Бог, падшая душа человека (или грех), земные нужды его и спасение во Христе»[2].В «Лекциях по пастырскому богословию» эти четыре момента представлены как два фактора молитвы. Вениамин органически соединяет историческую и нравственную точку зрения с духовными переживаниями Евхаристии. Литургия верных. 300.[24] Там же. ред. Вениамина (Федченкова) дают необходимый материал для выяснения обозначенной проблемы с обоих сторон. 1. Осмысление вполне критичное, если под этим понимать соотнесение данных личного опыта с опытом, хранящимся в Предании Церкви.Жизнь в вере, жизнь во Святом Духе, жизнь в благодати таинств, жизнь в Церкви, жизнь в Предании Церкви — вот критерии, называемые митр. Литургия верных. С. С. Правильнее будет представлять молитву как молитвенное возношение, как процесс. Главное направление в этом общении — это возвышение души до дерзновенного приближения к Богу и соединения с Ним в любви[14].В византийских толкованиях на Божественную литургию, как это выяснил в своем исследовании Р. Двунадесятые Богородичные праздники / Под общ. Византийские толкования VII – XV веков на Божественную литургию / Рене Борнер. 77-78.[20] Там же. Вениамин приводит рассуждения о некоторых из них. Поэтому митр. – М.: Правило веры, 2006. С. Лекции по пастырскому богословию с аскетикой. Он не исследует молитву, чтобы составить более точное учение о ней. И завершается осмысление богословским обобщением, характеризующим «благодать праздника». 4. С. И особенное значение в нравственных воздействиях благодати имеет страх Божий. – М.: Правило веры, 2015.Вениамин (Федченков), митр. Сретение Господне. Но Христос на вечери занимает место Агнца, приносимого в жертву. В этом образе выделяются главные линии переживаний, восходящие к нравственным качествам молящегося. Строй православного богослужения. 88.[2] Вениамин (Федченков), митр. Несколько слов о молитве // Вениамин (Федченков), митр. 194.[17] Там же. С. – 2-е изд., испр. С. С. 237.[15] Борнер Р. Борнер, прослеживаются два взаимодополняющих принципа: евхаристический символизм и евхаристический реализм[15]. Вениамин (Федченков), митр. 330.[16] Вениамин (Федченков), митр. 227-229.[5] Вениамин (Федченков), митр. ред. Иными словами, митр. Вениамин, — немыслимыми становятся не только прошения, но и покаяние, и сокрушение, и поучение («пророчества»), ибо совершенная любовь вон изгоняет страх, говорит апостол любви Иоанн (1 Ин. Помимо таинственно-благодатных он называет духовно-нравственные плоды причастия[23].Нравственные плоды, нравственное значение Евхаристии проявляется в «духовно-нравственных переживаниях» причащающегося христианина. С. Небо на земле // Вениамин (Федченков), митр. Если соотнести толкование на Евхаристию митр. Размышления о двунадесятых праздниках (от Богоявления до Вознесения, Успение Пресвятой Богородицы). – М.: Правило веры, 2010.Вениамин (Федченков), митр. Литургия верных. Но эта область, нужно признать, остается неизведанной для научно-богословского исследования и до настоящего времени. Содержание евхаристического общения любви ярко выражено в образе брака: «Евхаристия есть брак души с Господом», «В Евхаристии происходит именно тайна общения любви души с Богом»[21].Следующий элемент евхаристического духовного настроя возникает после пресуществления Святых Даров. Размышления о двунадесятых праздниках (от Рождества Богородицы до Сретения). Он предполагает «аскетически-молитвенную самособранность, покаянно-уповательные чувства или вхождение внутрь себя»[5]. Второй элемент — поучительный. Литургия верных. 531.[12] Там же. Беседы о литургии // Вениамин (Федченков), митр. Первым элементом этого душевного и, естественно, духовного настроя является благодарственная хвала Богу.Вторым элементом он называет ощущение Божией любви. Иоанном Кронштадским митр. Митр. Вениамин рассматривает богословие молитвы в отдельной своей работе «Строй православного богослужения. Христофора Силина. Вениамина основывается на реализме историческом и нравственно-психологическом. Вениамин признает личный религиозный опыт той почвой, из которой вырастает богословская мысль. – М.: Правило веры, 2006. «Благодать причастия страхом Божиим сама охраняет себя в причастнике, а через это и его»[27].Но нравственное действие благодати в таинстве Евхаристии распространяется за пределы личности и на область общественных отношений[28]. 532.[13] Вениамин (Федченков), митр. Они являются «проявлением, обнаружением, действием объективного, не от нас зависящего, Причастием сообщенного дара благодати»[24]. Нравственное действие Святых Таин проявляется во внутреннем душевном и духовном изменении причастника, в котором наблюдается очищение от грехов, вселение и возрастание добродетелей[25].В опыте причастников хранится много духовно-нравственных переживаний. Связь христианской нравственности с церковными таинствами очевидна и как факт христианской жизни не нуждается в обосновании. Вениамин убежден, что у каждого праздника есть своя праздничная благодать в том смысле, что восприятие и переживание благодатных откровений настраивает душу верующего на определенные чувства и мысли, соответствующие содержанию события праздника[10]. Мысли о Литургии верных. Вениамин называет «нормальным ходом богослужения», или порядком «религиозных настроений, чувств, переживаний»[7]. 27-28.[8] «Тогда уже, — объясняет митр. Вениамин отходит от развитой в русской богословской школе XIX в. Скабаллановича), объяснять двунадесятые праздники через евангельские события, которым они посвящены. 7-5.[1] Вениамин (Федченков), митр. С. Он во многом опирается на свой собственный опыт, но и не только на него. Вениамин считает недостаточным, как это делалось прежде (напр., в работах М.Н. Он проявляется прежде всего в описании его собственного опыта переживания праздничных богослужений. Вениамин говорит о духовно-нравственном возрождении человека[1].Поскольку нравственная жизнь христианина явлена в процессе ее развития, то и влияние таинств на нее можно рассматривать не иначе как в самом этом процессе.Вполне развести в богословской теории благодатно-мистическое влияние таинств от нравственного их воздействия на христианина невозможно. Вениамин рассматривает здесь и личное общение, и телесное восприятие Даров[20]. Литургия верных. Там же. – М.: Правило веры, 2008.Вениамин (Федченков), митр. Вениамина в толковании двунадесятых праздников, несомненно, нужно назвать нравственно-психологическим. С. Этот элемент сам в себе заключает благодарение, которое «сливается с восторгом любви, когда хвала переходит в общение души с Богом»[6].Эти элементы выражают то, что митр. Его мысли отражают, безусловно, евхаристический опыт и переживания других людей.Для участников Евхаристии ее сущность раскрывается в таких образах, центром которых является любовь. Евхаристия есть «вечеря любви» и вместе с тем, она — брак. Размышления о двунадесятых праздниках (от Рождества Богородицы до Сретения). Первым является благодать Божия, или Сам Господь, созидающий молитву верующего[3]. – М.: Правило веры, 2008.Вениамин (Федченков), митр.