Религиозная историософия Ф.И. Тютчева: тема двух единств

O смыслe eдинствa oн гoвoрит скoрee кaк o рaвнoвeсии, o прeкрaщeнии вoйн: «с нaчaлoм вмeшaтeльствa сфoрмирoвaвшeгoся Вoстoкa в дeлa Зaпaдa всe измeнилoсь в Eврoпe: дo сиx пoр вaс былo двoe, тeпeрь жe нaс трoe, и длитeльныe прoтивoбoрствa oтнынe стaли нeвoзмoжными» [3, с.119]. Рeйн внoвь стaл нeмeцким сeрдцeм и душoй; Бeльгия, кoтoрую пoслeднee eврoпeйскoe пoтрясeниe, кaзaлoсь, дoлжнo былo брoсить в oбъятия Фрaнции, oстaнoвилaсь пeрeд oбрывoм, и тeпeрь яснo, чтo oнa пoвoрaчивaeтся в вaшу стoрoну; Бургундский сoюз прeoбрaзoвывaeтся; Гoллaндия, рaнo или пoзднo, нe прeминeт вeрнуться к вaм. Прoxoдя мeжду oснoвными идeйными пoлюсaми эпoxи, мысль Тютчeвa, чтo вaжнo, сoздaeт сoбствeнныe линии нaпряжeния – внутри сaмoй сeбя. Мeрeжкoвский Д.С. Истoричeский кaтaрсис, спaситeльнaя идeя, o кoтoрoй мы говорили выше, связана для Тютчева с возрождением идеи единства во всем христианском мире. Всякая власть исходит от человека, а всякий авторитет, ставящий себя выше человека, есть либо иллюзия, либо обман. Убежденность в собственной непогрешимости? Чаадаева, так и от открытого русофильства славянофилов и М.П. XI. христианское церковное предание, сохранившееся теперь на Востоке» [7, с.230].Таким образом, как идея исторической вины России, так и идея катарсиса, т.е. Л., 1970. Погодина. Но в чем конкретно эта задача состоит? Козьма Прутков. Мережковский, усматривающий в этих строках инфернальные и демонические мотивы личности Тютчева в целом. Это ошибка, но ошибка, открытая для исправления; между правдой и кривдой не может быть союза и договоренности, но кривда может быть «выпрямлена» правдою.Итак, ошибка Запада и историческая вина России – противоречивые внутри самих себя два полюса историософской мысли Ф.И. Таков, стало быть, окончательный исход великого противоборства, начавшегося более двух веков назад между вами и Францией; вы одержали полную победу, за вами осталось последнее слово» [3, 116]. Смысл идеи Тютчева в том, что объединение Германии было лишено добровольного согласия, которое русский поэт считал необходимым [7, с.211]. Добролюбов. Он много об этом думает и подробно пишет: «Последние тридцать лет могут по праву считаться великолепнейшими годами вашей истории. Против этого он высказывает: «Действительный панславизм в массах. М. Горький. Русские поэты: Тютчев. Они все единодушны в своем отношении к немцу. Уместно отметить, в том числе опираясь на вышесказанное, что главным грехом любого народа для Тютчева может являться только самолюбование, самоуверенность и самодовольство, означающие лишь отпадение от Бога и забвение собственной греховности. 23. [2, с.221]На смертном одре Тютчев надиктовал письмо барону Пфеффелю, где помимо прочего указал, что Бисмарк возобновил предания Римской империи, но не восстановил империю Германскую – отсюда варварство войны [3, с.583]. Для Тютчева смысл понятия «империя», ее «законность» или «незаконность» (узурпаторские претензии) связаны с Истиной подлинного христианского вероучения и неискаженного предания Вселенской Церкви или отступлением от Нее. Как преодолеть груз исторического прошлого и перейти к историческому деланию? Список использованных источников1. В чем их смысл, и какова их взаимосвязь?Согласно критической традиции начала ХХ века, «отягченность виной» сквозит в строках тютчевского стихотворения 1855 года:Эти бедные селенья,Эта скудная природа -Край родной долготерпенья,Край ты Русского народа!А.М. Однако распространенная точка зрения, согласно которой «у Фёдора Ивановича антитезы правды и кривды, мудрости и хитрости левой стороной связаны с Россией, а правой – с Западом»[2], не вполне верна: правда не связана с Россией безусловным, раз и навсегда гарантированным образом. Главной для него до конца дней оставалась идея Православной Империи. Во-первых, если Тютчев и смотрит на свой народ несколько «виновато», то речь, конечно же, не идет о каких-то его комплексах или комплексах, которые он усматривал в русском народе или его отдельных представителях. СПб., 2005. Русская мысль XIX века едва ли не в первую очередь захвачена историософскими исканиями, полюса которого составляют одну из главных линий напряжения в художественной литературе, публицистике, философии и богословии. Как отмечает К.Г. Тютчев, романтизм, политика, эстетика истории // Ф.И. Россия гораздо больше православная, чем славянская. Космическое чувство в поэзии Тютчева // Русская мысль, 1913. В своих поэтических произведениях, письмах и публицистических заметках поэт-дипломат дистанцируется как от динамического катастрофизма первого «Философического письма» П.Я. Проректор по воспитательной работе Саранского Духовного училища иеромонах Марк (Шляхтин) в публикуемой статье анализирует историософские идеи Ф.И. Тютчев: proetcontra. Правда – это назначение России, обращенный к ней со стороны Божьей правды призыв. Со времен великого правления салических императоров никогда еще Германия не переживала столь прекрасные дни, вот уже много столетий она не принадлежала самой себе в такой степени, не ощущала себя столь единой и самостоятельной. Он обнаруживается при встрече русского солдата с первым встречным славянским крестьянином, словаком, сербом, болгарином и т. В 30-ти т. Именно как православная она заключает в себе и хранит Империю» [3, с.195]. Для славян вне России невозможна никакая политическая народность» [3, с.195].Однако, как бы то ни было, «племенной вопрос имеет лишь второстепенное значение, он заключает в себе среду, а не принцип. Франк С.Л. Две тайны русской поэзии. Потому и кривда нашла там свое пристанище и воплощение в различных политических и религиозных формах.Чтобы соответствовать своему предназначению, Россия должна воспрянуть – но исключительно ради служения Христу:Вставай же, Русь! е. Описываемый «чудесный переворот» связывается Тютчевым «появлением на поле битвы Западной Европы третьей силы, являвшей собой целый особый мир…» [3, с.117], этот поворот связан с Россией: «Европа Карла Великого оказалась лицом к лицу с Европой Петра Великого…» [3, с.118].Однако главное отличие между Россией и Германией – в общем для них обеих деле объединения – отмечено Тютчевым в знаменитом стихотворении «Два единства» (1870), написанном во времена франко-прусской войны:Из переполненной Господним гневом чашиКровь льется через край, и Запад тонет в ней –Кровь хлынет и на вас, друзья и братья наши –Славянский мир, сомкнись тесней… «Единство, – возвестил оракул наших дней, –Быть может спаяно железом лишь и кровью…»Но мы попробуем спаять его любовью –А там увидим, что прочней… Аксаков И.С. Гордыня? Он пишет: «Люди стыдливо скрывают тайну своего зачатия и рождения: так славянофилы скрывают ненависть к Западу, из которой они родились. Пг., 1915. М., 1886. Это основа в противостоянии России, как единственной возможной православной наследницы Империи, и Запада как узурпатора начала империи. Панславизм состоит еще в следующем. д., даже мадьяром. соч. Формирующий принцип – это православная традиция. Бухштаб Б.Я. Историческая задача достижения единства, согласно мысли Тютчева, обостряется и усложняется катастрофичностью современности: или единство, или неизбежная гибель. Тютчевым оно мыслится как единство Империи. С. Мережковского – является несколько надуманной. Горького, и у Д.С. Фет. «Римское папство и германская Империя. Этот «стыд» и вину, обращенные к России, Мережковский усмотрел в последних строках стихотворения:Удрученный ношей крестной,Всю тебя, земля родная,В рабском виде Царь НебесныйИсходил, благословляя [2, с.71].Благословение России Христом воспринимается как проклятие остальных народов, и потому русский стиль и русский дух обвиняются Мережковским в гордыне.Сразу нужно отметить, что «квази-фрейдистская» интерпретация этого и подобных стихотворений Тютчева – и у К.Г. Аксаков также пишет, что для Тютчева «будущая Империя характеризуется тою особенностью, что духовное начало, которым она имеет жить и двигаться, есть начало православное, т. Это начало объемлет собою и картину увядающей природы, и отдельную измученную человеческую душу, и национальный характер русского народа; и это начало для Тютчева тождественно с христианством»[6].Правда – это историческое предназначение России, задача, невыполненность которой обусловливает покаянное чувство вины. Посудите сами: по ту сторону Альп ваши знаменитейшие императоры никогда не имели более действенного влияния, чем то, которое имеет ныне Германское государство. Это напряжение связано с поисками и строительством как Русской Идеи, так и Русского Мира, с попытками определения места России в мировой истории, с устремлением в будущее – с сохранением традиции или в отрыве от нее. Что она представляет из себя? 347.4. В течение многих веков Германия не занимала по отношению к своей вечной сопернице столь сильного и внушительного положения. В конкретно-историческом аспекте для Тютчева важна мысль об удалении Империи из Рима с его языческим наследством и перенос ее на Восток – «это христианская мысль, которую языческая мысль стремится отрицать» [3, с.188]. Она превзошла ее по всем статьям. Так, С.Л. И.С. Биография Федора Ивановича Тютчева. «Что же такое Россия? Франк пишет: «Связь между красотой увядания, страдания, бедности во внешней природе и христианским религиозным чувством ясно выражена у Тютчева…То, что “сквозит и тайно светит” в смиренной наготе русской природы, есть, конечно, все то же высшее начало, символом которого является возвышенно-стыдливая улыбка страдания. Как принять и осуществить свое предназначение? В ней заключается единственный возможный смысл мировой истории.Сегодня, когда Россия вновь перешла от позиции «Россия – не Европа» к позиции «Европа – не Европа» (последнее означает, что сама Европа потеряла связь с собственным духовным основанием), взгляды Тютчева на проблему единства христианского мира приобретают новую значимость и актуальность, провоцируя вновь задаться вопросами: в чем основание возможного единства христианского мира? С. С.28-29.7. Тютчева, представляющие собой нечто исключительное, проходящее между основными идейными течениями XIX века. Запад также не является раз и на всегда данным воплощением кривды и хитрости – это его актуальное историческое состояние, связанное с последствиями исторического самообмана, существо которого выражается Тютчевым в следующих словах: «человек в конечном итоге зависит только от самого себя — в управлении как своим разумом, так и своей волей. Тютчев подчеркивает, что самым опасным для осознания славянами самих себя является революционная идея, революционная риторика и фразеология. С.50.6. С. Это Тютчев пишет в 1844 году доктору Густаву Кольбу, редактору «Всеобщей Газеты», письмо носит заглавие «Россия и Германия». Горький в «Заметках о мещанстве» пишет, что когда власть безнаказанно насиловала народ, русская литература, писал он, «смотрела на это преступление против жизни ее родины и лирически вздыхала: “Край родной долготерпенья, Край ты русского народа!”»[3].Еще непримиримее Д.С. Как реализовать это единство? Оба – захватчики в отношении к Востоку – сначала сообщники, а потом враги» [3, с.189].Более того, империя означает вселенство и имеет всемирное значение. На фоне этого напряжения историософские идеи Ф.И. Это та правда, которая недоступна Западу, который мог претендовать лишь на «подражание» Византии, как в актерской игре – или при обезьянничанье или пародии. Если Тютчев и говорит о «виноватости» (а это слово, кстати сказать, он использует довольно редко), то речь идет в первую очередь о сознании греха, о покаянии. 101.5. Эта задача выглядит тем парадоксальнее, чем глубже мы понимаем представления Тютчева об исторических правде и кривде, примирения между которыми, казалось бы, нет и быть не может. М., 1953. некоего «соловьевского» единства Востока и Запада, не принимались Тютчевым однозначно и целиком. Тютчева. Лобанов С. По аналогии с сарказмом в адрес главы Католической Церкви из стихотворения «Гус на костре» Тютчев мог бы не называть виной, но назвал бы «непогрешимостью греховной».Во-вторых, далеко не все читатели Тютчева понимали это стихотворение таким мрачным образом[5]. Две вещи: славянское племя, Православную Империю» [3, с.195]. Юсупов К.Г. [1, с.218]Это написано Тютчевым в самом начале Крымской войны, в 1854 году; стихотворение называется «Рассвет», и в этом названии видно воодушевление, которое Тютчев испытывал в связи с противостоянием западным странам, объединившимся против России.Однако и на Западе Тютчев усматривает внешне те же стремления к единству – но с внутренней ошибкой, которую он раскрывает на примере объединения Германии. Некрасов и Тютчев. Православная Империя – это единственная форма для воплощения Божьей правды на земле, в истории – более того, это сама основа истории как преемственности. Тютчев: поэт, дипломат, философ // режим доступа: http://www.pravaya.ru/idea/20/99003. Уж близок час!Вставай Христовой службы ради!Уж не пора ль, перекрестясь,Ударить в колокол в Царьграде? Тютчева представляют собой нечто исключительное, своеобразное, неповторимое, нечто, проходящее между основными идейными течениями XIX века. С.280. Тютчев // Бухштаб Б.Я. Тютчев обнажил этот стыд, и, если нагота оказалась чудовищной, то вина не его, а русского стиля, “русского Духа”»[4]. Собр. Т. Юсупова, и у М. 23.2. Кн. Юсупов, в историософии Тютчева соединены две парадоксальные идеи: 1) обращенность одновременно и к историческому прошлому Запада – отягчающему современность грузом исторических ошибок, и к историческому прошлому России – отягченному виной; 2) обращенность к современности как к пространству открывающейся возможности катарсиса, преодоления груза прошлого и достижения единства между Россией и Западом[1]. Одним словом, это апофеоз человеческого я в самом буквальном смысле слова» [3, с.180].